Два старых муравья Александр Каневский

03.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Два старых муравья Александр Каневский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

На тротуарах, на деревьях, на крышах — тоже слой пыли и копоти — порывы ветра сметают их и уносят вверх, в небо, почерневшее, как сковородка, которую давно пора отдраить и помыть, но нечем. Он сидит на табуретке у стола, подперев голову ладонями, а рядом, на столе, стоит старый, потёртый патефон и, поддерживая настроение хозяина, поёт:.

Не здороваясь, проходит к столу, хлопает по нему ладонью — патефон замолкает. И только после этого обращается к Санычу. И, как говорят в Одессе, не надо на меня так молчать! Пока Дэзи была жива, покупал ей, покупал себе, а теперь… Питаюсь в кафе. Знаешь, как я умру? Подавлюсь костью и некому будет подать мне корку хлеба. Они и так терпели меня лишние годы. И потом, всё очень пристойно, деликатно: Ваши ученики продолжат ваше дело.

Да и их тоже можно понять — сегодня уже другой темп, другой объём, я не успеваю. Да и рука у меня уже не та. Где у тебя чайник? Тупой, малограмотный, но наглый. Ректор уговаривал его принять, я отказался. Уходя, я пообещал поздравить его, когда они выдут на первое место по выпуску бездарностей…. Послушай, чего только не предлагают. А туда раскладушка влазит, там спать можно.

Чего только не предлагали: Откроешь свой театр, народ к тебе набежит — ведь ты столичная штучка, Заслуженный артист!.. На плече у неё дорожная сумка, в руках — вазон с кактусом.

Сегодня отправляется в Москву, будет смотреть твою хату. Ты уж наведи марафет! О таком варианте можно только мечтать: Ты её приголубь, свою обменщицу, постарайся подружиться.

Пока он говорил по телефону, Полина Ивановна ещё раз осмотрела квартиру. Когда он положил трубку, сообщила:. Не думал, что вы так быстро. И кипарисы, и олеандры… В Москве уже прекрасно прижились каштаны.

Ведь Москва — это не город, это — страна. Швейцария — семь миллионов, Швеция — девять, Португалия — одиннадцать… Насколько Москва их больше!

И, как в любой стране, здесь есть юг, север, запад, восток. Надо чтобы эти районы отличались не только архитектурой, но и флорой и фауной. Я всю жизнь занималась культивированием южных растений в северных районах. Для этого ваша мэрия меня и пригласила! У меня во дворе живёт курица. Ей уже много лет, я купила её цыплёнком. Перевозить её в городскую квартиру нелепо, да и вредно это ей: Поэтому обещайте, что вы её не выгоните и будете держать до конца жизни.

Зерном я вас обеспечу. Возвращаться в пустой дом грустно. Человека кто-то должен ждать. Я знала, что она меня ждёт. В моё отсутствие её кормили соседи. Она — моя семья. Как бы это спросить… Вы — дева?.. Тьфу, опять не так!.. Потом мы с мужем расстались. С тех пор я ушла в науку и живу одна. Так, так… Копчёную приноси. Я выброшусь в окно. У меня уже стать негде, не то, что лечь! Потом повернулся к гостье. Саныч назвал Арскому имя-отчество своей гости, затем голосом провинциального конферансье представил его Полине Ивановне:.

Тот по-гусарски щёлкнул каблуками и галантно поцеловал ей руку. Полина Ивановна с нескрываемым интересом рассматривала его. А вы — нормальный мужчина. Но Арский не отреагировал — он, как боевой конь, уже забил копытом и продолжил производить впечатление. С неотразимой улыбкой сообщил Полине Ивановне:. Поэтому будем просто друзьями. Наблюдая за ним, я невольно вспомнил афоризм Юлиана Тувима, замечательного польского остроумца: Низкие потолки, тонкие стены.

Я живу на два этажа ниже, но когда он читает газету, я звоню и прошу: Специально съехались в один дом, каждый день вместе, полжизни вместе…. Все сочувственно, в тревожном ожидании, смотрели на Полину Ивановну. Она обвела взглядом их напряжённые лица и вдруг начала хохотать.

Захлёбываясь от смеха, приговаривала:. Ой, какие у вас глупые лица!.. Вы думаете, у меня единственный экземпляр?.. Десять лет выводила, а потом взяла и съела?.. На тротуарах, на деревьях, на крышах — тоже слой пыли и копоти — порывы ветра сметают их и уносят вверх, в небо, почерневшее, как сковородка, которую давно пора отдраить и помыть, но нечем. Он сидит на табуретке у стола, подперев голову ладонями, а рядом, на столе, стоит старый, потёртый патефон и, поддерживая настроение хозяина, поёт:.

Не здороваясь, проходит к столу, хлопает по нему ладонью — патефон замолкает. И только после этого обращается к Санычу. И, как говорят в Одессе, не надо на меня так молчать! Пока Дэзи была жива, покупал ей, покупал себе, а теперь… Питаюсь в кафе. Знаешь, как я умру? Подавлюсь костью и некому будет подать мне корку хлеба.

Они и так терпели меня лишние годы. И потом, всё очень пристойно, деликатно: Ваши ученики продолжат ваше дело. Да и их тоже можно понять — сегодня уже другой темп, другой объём, я не успеваю.