Год черного петуха Владимир Марфин

01.08.2014

У нас вы можете скачать книгу Год черного петуха Владимир Марфин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: Современный российский детектив Подробнее Бандиты стреляют, по бандитам стреляют, милиция не дремлет, народные мстители мстят.

Надо бы остановиться, но… — Локид, формат: Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Нашумевший в начале х годов роман Владимира Марфина — Квадрат, формат: Серия "Современный российский детектив" комплект из 48 книг. У меня и-имеются важные сведения. Какие еще будут указания? А ну, братцы, поучим этого изменника! Чтоб навечно запомнил владикавказский ОМОН!

Ему было нехорошо, его тошнило и трясло и от холода, и от волнения, и от лютой ненависти к этой полупьяной распоясавшейся солдатне, безнаказанно глумящейся над боевым генералом.

И вы скоро ответите за свое самоуправство! Хрустнули хрупкие носовые хрящи, голова запрокинулась, и лицо залилось кровью. Они изуродовали меня", - с ужасом подумал он, слыша глухо, как сквозь воду, торжествующий тенорок кривозубого.

Все они, суки, сидят на наших шеях! И давить их, тварей, надо, пока есть возможность. Сегодня этих, завтра тех - придет еще времечко!.. А ну, бери его, хлопцы, чтобы больше не вякал! Новый лютый удар дубинкой по голове опрокинул Федора Корниловича на спину. Он попытался встать, застонал, сопротивляясь, - негоже генералу погибать столь позорно, - но тут сразу с двух сторон - в печень и в селезенку молотнули тяжелые подкованные сапоги.

А потом кто-то с разбега вспрыгнул ему на грудь, каблуком ломая ребра и расплющивая диафрагму Несколько прохожих, видя эту расправу, потрясенно бросились в разные стороны. А один благообразный, пожилой, бородатенький застыл, вскинув руки к небу и взывая к разуму карателей. Самый юный солдатик, большеглазый, улыбающийся, тот, что выволакивал генерала за шиворот, развернулся и, прижав автомат к животу, срезал лишнего свидетеля короткой очередью.

Затем склонившись над еще дышащим Разумовым, сорвал с него погоны, вынул из кобуры пистолет: Подхватив Разумова под мышки, он кивнул "молодым", и они подтащили его к открытому люку.

Мгновение - и изуродованное тело генерала провалилось все в тот же глубокий колодец. Спустя минуту еще двое парней сбросили туда же застреленного старика. Затем, задвинув решетку и оглядевшись по сторонам, они, держа автоматы наизготовку, удалились, закуривая на ходу и перекидываясь беззлобными шуточками Белый дом стоял одинокий, закоптелый и страшный. Запах сырой и едкой гари чувствовался даже на расстоянии, и Милов, не в силах вдыхать его, понурился и поспешно пошел прочь. Там и тут бродили какие-то скорбящие люди, некоторые с зажженными свечками в руках.

У поверженного креста молился священник. Однако больше было обычных любопытных, вожделенно разглядывающих поверженный российский "рейхстаг". На центральной лестнице и у некоторых подъездов стояли милицейские патрули, стояли мирно, никого не трогая, но не подпуская близко к зданию. Ветер мел по асфальту опавшие листья, задувал стоящие на земле свечи. И огромные каркающие стаи ворон кружились над Домом и над площадью Свободной России, словно над запущенным черным погостом.

Неожиданно чей-то громкий, уверенный голос заставил Милова оглянуться. Молодой экскурсовод выводил из автобуса группу провинциальных туристов. Вероятно, это были люди с московских вокзалов, пожелавшие в ожидании своих поездов покататься и познакомиться со столицей.

Выстроив слушателей полукругом, экскурсовод, с видом полководца, выигравшего сражение, стал рассказывать, как здесь все происходило. Потрясенные туристы открывали рты, приобщаясь к новейшей российской Истории. Что-то дрогнуло в душе Милова. Ему захотелось усовестить этого развязного пухлощекого молодца, делающего бизнес на страданиях Отечества.

А заодно пристыдить и этих наивных, столь доверчиво внимающих ему мужчин и женщин. Но он тут же отказался от этого, понимая, что протест его вызовет лишь отчуждение и насмешки. И сюда будут водить и возить желающих, лишь бы только интересовались и, главное, платили.

Илья ускорил шаг и спустя некоторое время вышел к Бородинскому мосту. Поднявшись по крутой лестнице, встал у колоннады, украшенной знаменами и панцирями древних легионеров. Неожиданно вспомнились чьи-то давние стихи: Что ж, у России в каждом веке было не одно Бородино. А у него, как и у многих его сверстников, полем брани и чести стал Афганистан, объединивший их всех в годы проклятой войны и навсегда разъединивший несколько дней назад.

Одни, лежа на броне бэтээров и танков, другие из пылающих окон Белого дома. Четыре с половиной тысячи искалеченных. Двести девяносто три пленных. Ну а сколько же погибло за эти дни? Он мечтал о том, что не увидит и чужой крови. Он услышал, увидел и пролил ее сам. Черное изуродованное здание на набережной ужасало и притягивало к себе взор. Казалось, оно еще дымится и оттуда доносятся крики погибающих. Почему же так непримиримо схлестнулись люди, совсем еще недавно бывшие братьями?

Почему разошелся великий народ, разделившись, как в Гражданской, на красных и на белых? Придет ли наконец всеобщее отрезвление, покаяние, прощение, забвение, покой? Должны пройти годы прежде, чем остынет эта боль. Илья почувствовал, что что-то мешает ему.

Вынул руку из кармана с зажатой в ней небольшой квадратной коробочкой. На мягком атласе покоилась, сверкая, Золотая Звезда Героя России. Лента, стилизованная под государственный флаг. Жаркий блеск полированного тяжелого металла. Вспомнилась формулировка, указанная в Грамоте: Чтобы кто-то исчез, а кто-то остался, продолжая свою политику на крови и на костях поверженных соперников?

Правда, если бы победили те, из Белого дома, они наверняка поступили бы так же. Так к чему были тогда эти страшные жертвы? Что они дадут стране, народу, ему лично? Ну ему, может, что-то и дадут. Хотя вряд ли он когда-нибудь нацепит эту Звездочку. Странно, но, пожалуй, кроме Звезд космонавтов, все остальные омыты кровью.

И кровь эта рано или поздно выступает на золоте. Вон ведь Афган дал семьдесят шесть Героев, двадцать шесть из которых стали ими посмертно.

Снова рядом послышались возбужденные голоса. Какой-то субъект, увешанный фотоаппаратами, уговаривал молодую пару сняться на фоне обгоревшего Дома Советов. Ну, конечно, оплатить его придется подороже. Но потом, когда придет время Соглашайтесь, господа, всего три тысячи! И вдруг, яростно сжав кулаки, подскочил к выбирающим позу для съемки влюбленным. Они будут приходить сюда сотнями, тысячами Их ничто не удержит, как не удержало в тот день, когда отсюда расстреливали засевших О, мы все виноваты и причастны к этой бойне!

Даже те, кто в ней вообще не участвовал Жареный петух может невольно клюнуть нас всех очень, очень больно! Петушок все же клюнул!.. Среди самых заслуженных и отважных Вот что значит быть вовремя в нужном месте!.. Сквозь клочковатые разрывы между ними проглядывало по-весеннему чистое небо. Милов протянул руку над оградой моста, перегнулся через нее и разжал ладонь.