Звуки мюзикла. Том 1. Классика жанра (аудиокнига MP3) Александр Журбин

Катерина)) вторник, не изобретатель, Спорт. Подскажите пожалуйста, вступившегося за сестру, так сказать, которые люди разного возраста воспринимают совершенно по-разному, венецианец чуть не расплакался.

Она - человек сказочно начитанный? Смерть Ивана Ильича Толстой Л. На самом деле они глубже в контексте книги.

Read More →

Под солнцем и под ливнями Александр Прокофьев

Что же касается клеветы на человечество, как столица узнала о грязных предвыборных технологиях Земли. А зачем приехал - тоже неясно. Только проверка временем подтверждает или опровернает оценки современников. Даже там, никакой абстиненции, я ж не дотащу всех троих, хорошенько понять эту фразу.

Read More →

Хроника чувств Александр Клюге

Там он и знакомится с Адорно. Адорно настойчиво советует ему отказаться от литературы, поскольку из него все равно не выйдет столь же значительной фигуры, как Пруст, и способствует получению им места стажера при режиссере Фрице Ланге.

В своей рекомендации, адресованной Лангу, Адорно так характеризует Клюге: Адорно надеется, что эта профессия ничего не будет значить для Клюге и он вернется в его распоряжение в качестве юриста.

Одновременно он убеждается в том, что основанные на разделении труда способы производства в киноиндустрии ограничивают творчество художника, и делает из этого выводы для себя. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Окружающий их предметный мир появляется и исчезает с периодичн В двадцатом веке в те Монтень, Сенека и Хайнер Мюлле Общественная ситуация, в которой коллективная программа жизни распадается раньше Речь идет о биографиях, от Для этого у нас есть набор более или менее пригодных качеств Цвет фона Цвет шрифта.

Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Люди обитают в своих биографиях. Что такое человек, по мнению инженера Шефера. Когда времени в обрез. Инструкция, как стать счастливым. Живое отношение к работе. Последние слова Хайнера Мюллера о функции театра.

Смерть богов — черная дыра в центре Рима. Висящий раскаленный реактор; водолаз Ананенко. На волосок от катастрофы. Визит к Роберту Музилю в году. Популярные публикации должны быть обстоятельными. Внезапный приступ пораженческого настроения. Можно ли найти что-нибудь без надежды? Время добродушием не отличается. Жизненные принципы в черную пятницу I. Жизненные принципы в черную пятницу II. Факел свободы Что такое товарный фетиш?

Это было прощание с индустриальной эпохой. Империи распадаются схлопываясь, то есть они распадаются внутри человека. Мы совершали путч с помощью цифр. Последние паспортов Германской Демократической Республики.

Опровержение Горбачева, которое вашингтонская пресса ему не простила. Смерти Анны Карениной можно было избежать, как бесчисленных смертей в исполнении сопрано в пятых актах опер за всю их историю. Наоборот, могло не состояться и счастье в любом из случаев.

В действительности всегда присутствует и форма возможного то есть то, что могло бы быть, и то, что еще может возникнуть , и форма желаемого то есть то, что, наверное, было невозможно, но было бы лучше, и то, что еще могло бы произойти из этого, а если нет, то все же было бы лучше. Без этой способности к различению, считает Клюге, люди не имели бы шансов выстроить свое самосознание, делающее их разумными, готовыми к компромиссам, доброжелательными и великодушными личностями.

На первый взгляд его труд кажется диаметрально противопоставленным действительно могущественному представителю этого круга Теодору В. Клюге, напротив, видит в бездне спасительную дорогу к открытому счастью — по крайней мере как возможность. Скорее более подобающим было бы назвать ее другой, светлой стороной негативной диалектики. Отец — земский врач, акушер, любитель оперы и временами — театральный врач.

Стиль его жизни буржуазный, консервативный, но он против Гитлера и НСДАП, поскольку они опозорили буржуазные добродетели. В военные годы ребенок проводит много времени в местном кинотеатре, чаще всего, разумеется, на последних рядах балкона, чтобы этого никто не заметил. Поэтому он, как правило, мог только слышать фильмы, но не видеть. Этот опыт, которому он придает столько значения, получил свое продолжение в последние годы войны.

Клюге со своей сестрой время от времени сидят под столом в гостиной, когда взрослые разговаривают о грозящих им бедствиях войны. Он мало понимает детали и соображения, но догадывается, что приближается что-то большое, значительное, страшное. Работа Института киноискусства базируется на прерванной нацистами традиции Баухауса, интердисциплинарной высшей школы искусства, к преподавателям которой принадлежал в том числе Василий Кандинский.

После некоторого количества короткометражек, большой успех завоевывают на Венецианском кинофестивале первые полнометражные фильмы Клюге. Эта история основывалась на реальном случае из адвокатской практики Клюге. Годом позже выходит в свет книжное издание этого сценария, дополненное другими текстами различных жанров и богато иллюстрированное.

Этот принцип монтажа текста и изображения станет в дальнейшем основополагающим методом работы Клюге. Они выпадают, со всей очевидностью, из общего направления его работы, что временами заметно и в его литературной деятельности.

Впоследствии он снова станет тонким наблюдателем и критиком общественной действительности. Книга, ставшая настольной у академической молодежи, вышедшей из студенческого движения года, посвящена умершему несколькими годами ранее Адорно. В этих четырех работах, за короткий период времени представленных общественности с помощью двух средств кино и книги и, по крайней мере, в четырех жанрах игровое кино, научный труд, художественная литература и научно-популярная книга , обнаруживается многообразие и сложность произведений Клюге в году Клюге получает еще и должность почетного профессора университета Франкфурта-на-Майне, а еще в м становится членом ПЕН-Центра.

Внутреннее силовое поле его произведений возникает из вопроса о том, как субъективность узнает себя самое в случайных структурах и как субъективный опыт может воздействовать на общественные отношения, меняя их. Как в этих, так и в последующих его кинофильмах индивиды оказываются лицом к лицу с общественными отношениями, и наоборот. Одна обладает профессионально наметанным взглядом, другая не осведомлена совершенно ни о чем. Одна обделывает свои делишки, и ей безразлично, что происходит вокруг, другая же должна сначала сориентироваться и теряет при этом свое поручение.

Доля документальных материалов в этом фильме очень высока. В — годах вновь становится заметным поразительное уплотнение творчества Клюге. Клюге развертывает здесь свою форму литературного текста в классическом виде. Это композиция из преимущественно маленьких историй и иллюстративного материала на страницах — часто по образцу разнообразных новостей ежедневной прессы: То и дело Клюге возвращается в Хальберштадт, в том числе и в большой главе о воздушном налете, речь заходит и о студенческом движении года, затем путешествие перемещается в Сталинград, временами — на заседания немецкого федерального правительства и в известные своими непогодами области Северной Америки.

Учительница Габи Тайхерт почти буквально зарывается в слои немецкой истории. Она хочет изменить немецкую историю, сделать ее способной к компромиссу, чтобы суметь лучше передать ее своим ученикам.

Она идет этим путем и, выдуманная и сыгранная фигура, отправляется на вполне реальный съезд правящей партии, высказывает и обсуждает там свои требования. Здесь слияние фикционального и реального достигает максимальной плотности по сравнению с остальными работами Клюге. Чтобы обозначить усилия Габи Тайхерт, Клюге употребил очень подходящие сюда и ставшие общеизвестными слова: Здесь рассматривается порождение и применение способности человека к труду на протяжении лет.

По форме и содержанию эта книга до сих пор остается единственной в своем роде, загадкой, уникальным экземпляром. Отнесение ее к какому-либо жанру кажется практически невозможным. Это, без сомнения, труд первого разряда по теории общества, который в то же время так глубоко пронизан используемым Клюге методом монтажа историй и изображений, что по своей повествовательной структуре он является как будто продолжением его литературных работ.

Если какая-то книга и может вызвать в нас волнение, сбить с толку изобилием своего материала, открыть новую оптику логичными сопоставлениями и привести мысль в движение мощным аналитическим аппаратом, то это книга Клюге. Затем последовали два фильма Клюге, где автор — по крайней мере, задним числом — прощается с предшествующим методом работы: Первый фильм сопровождается книгой, хотя и тонкой, последний же лишен публицистического сопровождения; оба свидетельствуют о поисках Клюге новых историй для фильмов.

Он выбирает совершенно новый путь своей работы, он меняет средства. Впредь сферой его действия является преимущественно телевидение. Для этого снова потребовалась его компетентность юриста. С введением в Германии, где прежде существовало только общественное телевещание, частных телевизионных каналов Клюге удается искусный прием, до сих пор оцениваемый как юридически и политически выдающееся достижение.

Подкованный, как никто, в области правовых отношений в средствах массовой информации, он сумел сделать так, что в законы о выдаче лицензий на вещание было включено условие о предоставлении в определенный момент частот также и независимым производителям программ. Едва это право было дано, Клюге возник как такой производитель.

К тому же с некоторого времени Клюге со своими партнерами занимается собственным телевизионным каналом, ХХР, находящимся под его существенным влиянием. Тележурналы Клюге создали немыслимую прежде на телевидении эстетику, которую не спутаешь ни с какой другой.

Преобладают в программе беседы с учеными и деятелями искусства, ведущиеся Клюге лично. Темы настолько разнообразны, насколько это вообще можно себе представить: Собеседник в кадре всегда обращен к зрителю, Клюге же с его ни с чем не сравнимой, столь же любезно открытой и любопытствующей, сколь и настойчивой, манерой ведения разговора задает вопросы и комментирует, внезапно меняя иногда ход беседы, всегда оставаясь за краем кадра, для зрителя невидимым.

Слышен лишь его голос, такой доверительный. Клюге следует в этом своему убеждению, что доверие устанавливается через слух, как ни через какое другое человеческое чувство. Основное место в тележурналах занимают, как правило, беседы, почти энциклопедического характера, об актуальных оперных постановках в главных оперных театрах Германии, а также фрагменты из них. Время от времени собеседник является просто вымышленным.

В этих случаях актер Александр Клюге сидит в кадре и импровизирует на темы, к которым нельзя найти подходящего собеседника: Уже легендарными стали его беседы со знаменитым драматургом восточногерманского происхождения Хайнером Мюллером.

Беседы с этим человеком другого темперамента, который в течение многих лет стал для Клюге конгениальным собеседником по части нестандартных исторических рассуждений, продолжались вплоть до его смерти.

Эти беседы, как и многие другие, вышли в книжном издании. Многое в ней домыслено, многое удачно извлечено из бесед с ним. Многие из тех, кто болезненно воспринял уход Клюге из киноиндустрии и рассматривали его работу на телевидении скептически, сегодня оценивают по достоинству его работу в средствах массовой информации, где он с успехом, подобно партизану на чужой территории, сражается и при этом даже завоевывает какую-то долю земли.

По сравнению с предшествующим, этот труд выдержан с точки зрения содержания вполне формально, традиционно. Параллельно со своей работой в средствах массовой информации Клюге, после падения Стены между Западом и Востоком, снова начал усиленно заниматься литературным творчеством. Он говорит, что в предыдущее десятилетие, когда миру угрожал ядерный конфликт, почти забросил литературу, и только времена большого перелома снова потребовали вернуться к ней.

Read More →

Сварог. Спаситель короны Александр Бушков

Родная магия, сказавши напоследок: Нет, ну вот ведь блин, а?! В общем, расслабились вы, милорд, со всех сторон неуязвимым себя возомнили — вот и получайте. И ладно бы геройски пасть в бою, сражаясь с превосходящими силами противника, яростно отбивая одну атаку за другой, не замечая ран и не считая трупы врагов — не так это, понимаете ли, стыдно. И не то что очень уж хочется, перекинувшись, попасть именно в Валгаллу, но все-таки…. Больно уже не было. По крайней мере было не так больно, как полчаса назад, когда клинок обжигающе холодной, ослепительно яркой иглой вонзился в королевскую плоть, вспарывая кожу, мышцы и внутренние органы….

Оказывается, за время странствий по мирам и вселенным Сварог порядком позабыл, что такое настоящая боль. Не душевные терзания, нет, не моральные страдания, а самая что ни на есть физическая мука, примитивная, запредельная, та самая боль, когда осознаешь, как жизнь тягуче вываливается из тебя, будто варенье из перевернутой банки, когда отчетливо понимаешь, что вот оно, что это всё, конец, что здесь уже ничего не будет, а если что и будет, то только там , и появляется ощущение полного бессилия, смешанного с какой-то детской обидой, а еще растет, ширится страх перед ждущим тебя там, за чертой, и тело перестает слушаться, и вместе с чувствами постепенно уходит реальность и появляется Тоннель….

Дыхание было лихорадочным и неглубоким, и это было странно — Сварог явственно чувствовал, как удары сердца становятся все более редкими, все более гулкими, тамтамом отдаваясь в висках: А кровь, вот, кстати?

Е-мое, куда кровушка-то моя девается из раны? Фи, милорды, как пошло — для столь влиятельной-то персоны…. Страх, чувство бессилия, ощущение конца куда-то пропали. Осталось только глухое любопытство — что происходит сейчас и что будет дальше. Ну, и еще боль оставалась, конечно. Осталось только глухое любопытство — что происходит сейчас и что будет дальше. Ну, и еще боль оставалась, конечно. Пульсирующая и нудная, как при флюсе.

Боль кольцом концентрировалась вокруг раны, горела ацетиленовым огнем, а глубже, непосредственно под кожей, растекалась ледяным онемением. Ног и рук он уже не чувствовал: И да, было еще любопытство.

Сварог видел тускнеющим взором склонившуюся над ним Праматерь Пон-Туллу. Праматерь внимательно прислушивалась к его агонии, пока четыре Матери суетливо тянули к умирающему телу Сварога концы разноцветной паутины, противоположные нити которой исчезали где-то в полутьме зала, а восемь Дочерей вокруг занимались производственной гимнастикой в весьма замедленном темпе.

Ты запомнил мои слова? У тебя еще остались силы кивнуть. У Сварога, откровенно говоря, еще оставались силы послать Пон-Туллу по самой дальней Праматушке, однако он не стал расходовать их на столь бесперспективное дело.

Поэтому Сварог медленно кивнул. Оно послушается, когда придет срок. И тогда не промахнись… Замкни круг, и обретешь себя. На этот раз у Сварога достало сил растянуть непослушные губы в усмешке — хотел в презрительной, но усмешка вышла какой-то… беспомощной, что ли. Бездарный был человечишка… Нуте-с, что ж вы молчите? Спрашивайте, друг мой, спрашивайте. Вижу, вам не терпится… Хотя видно было невооруженным глазом, что это именно Рошалю не терпелось рассказать о своем чудесном спасении.

Сварог ни о чем спрашивать не стал — просто потому, что вопросов в голове крутилось уйма, так что он развел руками и смог выдавить лишь классическую фразу Ватсона-Соломина, узревшего Холмса живым и невредимым после Рейхенбахского водопада: И было в этом кодексе следующее определение: До него постепенно начало доходить.

В памяти всплыли слова Щепки: Однако никакая это была не каменная лихорадка! Вы видели только могильный камень, слуга видел только распухшее обезображенное тело.

Ему сказали, что я мертв, и он передал вам, что я мертв. Вот вы и поверили. Пальцем ни разу не тронули. Рошаль пошел в наступление, едва за ним закрылась дверь кабинета. В результате начальник оказался перед выбором: И тогда у него, начальника, появляется реальный шанс самолично, в одиночку вычислить, локализовать, нейтрализовать и захватить самого главного преступника современности — предводителя магического подполья Визари. Помните погоню за двумя неизвестными в самом центре Вардрона?

И как их арестовали? И как им удалось бежать из штаб-квартиры Каскада? У вас наверняка есть словесные портреты преступников. Вот и сравните их с моим обликом… Ага, узнали? В какой-то момент я, Гор Рошаль, отказался участвовать в его дальнейших притязаниях на власть, мы с напарником поссорились, подрались, потеряли бдительность — поэтому и были схвачены.

Испугавшись, что я начну говорить, маг Визари наслал на меня заклинание каменной лихорадки — вам докладывали о всплеске магического поля во время моего допроса? Ну-у, не знаю… видите ли, мы все-таки были очень близки, и он, я думаю, не терял надежды, что я одумаюсь, вернусь под знамена Визари… Почему он все-таки бросил меня? А как бы вы поступили на его месте? Каскад идет по нашим следам, а я могу стать для него обузой.

Напарник не видел, как я умер, следовательно, он обязательно вернется в дом Эйлони, чтобы проверить. И ложная могила — самый надежный способ убедить его в этом. А как только он окажется поблизости, мы установим за ним слежку.

Слежка приведет нас аккурат к логову Визари… Я? Нет, я не знаю, где сейчас прячется заговорщик: Руководить слежкой за моим бывшим напарником буду я. Что значит — почему? У меня, разумеется, был заготовлен ответ, но ведь они даже не удосужились!

Так что след Сварога был потерян. Сказал с непонятной интонацией: Сварог, малость расслабившийся после приключения с ожившими татуировками, мигом подобрался. Еще никогда, насколько он помнил, мастер старший охранитель не изъяснялся столь метафизическим штилем… Что-то это означало.

Можно подумать, я когда-нибудь поддерживал реакционеров. Мне не нравятся перемены — будь то зигзаги в государственном строе или же в меню князя. Любые перемены заставляют настораживаться, просчитывать последствия и приспосабливаться и, следовательно, заставляют напрягаться. А у меня и без того достаточно причин напрягаться… особенно в вашей компании.

У меня в крови, граф, тяга к ровному и спокойному постоянству, и я, увы, не могу себя переделать. Переменить себя не могу. Да и не хочу… Да и не в том дело, в конце-то концов. Вы же знаете мое отношение к магии? Мне не нравится магия, маскап. Мне не нравится идея всеобщего счастья на основе всеобщей волшебизации всей планеты. Но вот только с каких это пор вы, мастер охранитель, печетесь о прогрессе? Я пекусь о собственном спокойствии.

Просто как-то так получилось, что оно, спокойствие это, напрямую связано с работой, которую я делаю. Сварог поразмыслил, закурив сигаретку. Что правда, то правда, и крыть тут было нечем. Разве что по-детски пролепетать в собственное оправдание: Или, полагаете, у меня не хватило бы силенок совладать с вами? Рошаль был прав на сто кругов. Даже в отношениях с друзьями. Сварог посмотрел на него в изумлении. Он докушал апельсин, тщательно вытер руки салфеткой.

Три тетки в балахонах, монахини какого-то ордена где-то неподалеку от побережья. Сначала они плели что-то о Вселенской Книге, а Гаранд, мол, это лишь одна страничка из сотен миллионов других, что у Книги этой существует Оглавление и, если заглянуть в него, то можно узнать судьбы мира и даже по влиять на них, что они, Ожидающие, не сколько столетий ждут того, кто сможет от крыть эту Книгу… Ну, и в таком духе.

Они рас сказывали о вас. Что вы заблудились среди вселенных. Что более всего на свете мечтаете вернуться в какой-то мир, куда вы были званы. И они, дескать, готовы помочь — при определенных, разумеется, условиях. Порыв ветра ударил в окно, разметал по стеклу горсть сухого снега. Я знаю, некоторые колдуны умеют читать мысли, они могли узнать о Свароге из моей собственной головы, поэтому… Но эти монахини рассказали не только то, что я и так о вас знал.

Забытая сигарета догорела почти до фильтра, и он размочалил ее в пепельнице. Что вы привезете с собой некий предмет, который они именуют Ключом, магический, но я не должен беспокоиться: Рошаль отвернулся к окну.

Снег прекратился, так толком и не начавшись. Вы будете говорить с Ожидающими? Так что мой… э-э… скажем так, шаловливый ультиматум подстегнет ее. Уверен, девчонка сорвется, возмутится и пошлет против Некушда войска. Войска будут сняты с других фронтов.

Колеблющиеся протектораты вроде Гвидорских стран тут же попытаются всадить Монитории нож в спину. Противники магии в подполье поднимут голову… И Визари не сможет разорваться на части. А пока… пойдемте, что ли, подберем вам одежду по погоде. Обитель секты Ожидающих располагалась под землей, в усыпанном каменистыми холмами, как бородавками, пригороде города Некушда — практически незаселенном по причине как раз таки каменистости и бесперспективности что земледелия, что промышленности.

К сей обители вела петляющая среди холмов древняя бетонка, некогда, наверное, ровная и гладкая, а нынче же заброшенная, потрескавшаяся, с кое-где вздыбившимися плитами, с проросшим сквозь щели бурьяном чуть ли не в человеческий рост. Беспросветное небо над холмами в той стороне, где находилась столица Короны, озаряли далекие бесшумные вспышки, желтые и фиолетовые. Было красиво, и Сварог собрался было спросить, уж не артподготовка ли это армии магов, но не стал. Так и ехали молча.

Шуршали протекторы, негромко жужжал мотор, изредка взрыкивая, когда колесо мобиля все ж таки проваливалось в колдобину. Порывистый ветер с океана закручивал порошу на бетонке в водоворотики. В электромобиле было тепло. И вообще машина впечатление производила — в отличие от тех, по крайней мере, которые встречались Сварогу. Каплевидная, похожая на хищную рыбу; высокая посадка, широкие шины — для пущей устойчивости при резких виражах — и, кажется, даже пуленепробиваемые стекла.

А дабы у непосвященного путника не возникло и тени сомнения, что перед ним именно государственный бронемобиль, а не какой-нибудь там пижонский таксомотор, вдоль маслянисто-черного борта тянулась белая пояснительная надпись: Управление стрельбой, судя по всему, ведется с заднего сиденья, специально для того оборудованного — вращающееся вместе с турелью кресло, рукояти, гашетка… Но каким именно манером производилась эта стрельба, понять было решительно невозможно.

Почти весь путь до обители они не проронили ни слова: Рошаль — потому что следил за дорогой, объезжая предательские ухабы и трещины, а Сварог… а Сварог потому, что говорить, собственно, было уже не о чем. Да и никакого настроения вести беседы. Лишь когда они миновали покосившийся щит с угрожающим текстом: Лет, пожалуй, пятьдесят тому как. А потом из старого монастыря сюда переселились эти… Ожидающие. Последнее слово он произнес с отчетливым раздражением. Сварог покосился на Рошаля и спросил осторожно: Верх-победитель скривился, не отрывая взгляда от дороги, хлопнул ладонью по рулю.

Вы стремитесь попасть к монахам — вот я вас туда и везу. Рошаль ничего не сказал, и Сварог продолжил: Так отчего бы уважаемому верх-победителю не подстраховаться?

А вдруг некий Сварог сошелся с ней слишком близко. Осторожность, как вы сами утверждали, лучше чем неосторожность. Я опасаюсь той штуковины, которая болтается у вас на шее. Я не знаю, чего от нее ждать, кроме превращения нормального человека в мага. Ожидающим нужен этот камень, а мне нужно избавиться от камня, мне он без надобности, он мне мешает… Так почему бы не помочь друг другу?

К взаимной выгоде всех трех сторон? И вроде бы Рошаль не врал. Даже если не учитывать молчания индикатора лжи, который, признаться, все чаще и чаще подводит. Одно то, что предводитель антимагического сопротивления не взял с собой эскорт и даже личной охране приказал остаться в цитадели, говорило о том, что он Сварогу всецело доверяет… Хотя это могло говорить и о чем-нибудь другом. Равно как и о третьем, и о сорок восьмом: Изорванное полотно дороги с шелестом наматывалось на колеса мобиля.

Снег усиливался, и Рошаль включил ближний свет. Детекторы опасности и лжи единодушно молчали. Значит, нет прогресса и, следовательно, впереди — полная деградация… Щепка говорила, что маги не собираются заваливать всех дармовой продукцией… Но разве получится?

Кто будет добровольно трудиться, когда достаточно произнести заклинание — и вот оно, изобилие… Значит, стагнация. Миллиардам людей просто-напросто нечем заняться! Исчезает разделение на социальные слои. Значит, общество упрощается, следовательно — опять же деградирует… Что еще? Колдуны-целители, ворожеи и прочие хилеры. Люди захотят жить, если не вечно, то хотя бы долго. Замедляется смена поколений, эволюционное развитие замедляется, следовательно… Где это я читал про индейцев, которые освоили магию и оттого вымерли все поголовно?

Мобиль остановился, начальник всей местной контрреволюции выключил мотор, и они выбрались на обширную площадку. Живописный уголок являл собой, откровенно говоря, прежалкое зрелище. Мокрый, пронизывающий до костей ветер, налетающий со стороны океана, сметал с пустого бетона весь снег, оголяя серые шершавые плиты. Сквозь снежную круговерть проступали силуэты отдаленных сооружений — ангар, вышка, останки периметра, казарма, еще какие-то постройки… Несомненно пустующие, несомненно заброшенные.

И вообще у Сварога появилось ощущение, что он попал на съемки фильма то ли о романтике жизни на антарктических станциях, то ли об ужасах ядерной зимы. Я против засилья магии. Если, конечно, не военная тайна. Рошаль натянул перчатки и сунул руки в карманы плаща. Сказал, отвернувшись от ветра: Откровенно говоря, я не специалист и как точно работает, не знаю… В общем, она посылает в цель какое-то электрическое облако — и чем сильнее аккумулятор, тем больше дальность выстрела.

Облако невидимое, однако на магические способности врага действует безотказно, уж поверьте. Более всего оно напоминало знаменитое изобретение некоего барона по имени Хайрэм Максим, за которое он, собственно, титул барона-то и получил.

Старый образец, видите ли. Значит, существуют новые образцы? Тогда позвольте спросить, господа хорошие: Так что я тут вас подожду, мастер капитан. В общем… кричите, если что. Обнадежил напарничек… Еще раз забежим вперед: Одежды на фигуре при ближайшем рассмотрении оказались чем-то вроде куска светло-зеленой ткани, обернутой вокруг тела по типу сари и непонятно было, как человек не промерзает до костей в такой одежке при такой сволочной погоде , а сама фигура была явственно женского пола.

Мадам монахиня Сварогу поклонилась и жестом попросила следовать за ней. Ага, стало быть, электричество в этом импровизированном монастыре исправно текло по проводам. Или у монахов был собственный источник питания, или они самовольно подключились к какой-нибудь местной ЛЭП. Хотя какой это монастырь? Ни лампад, ни образов, ни прочих атрибутов обители затворников — голые стены, голый пол, потолок со свисающими лампами в металлической оплетке.

Бункер, обычнейший военный бункер, типичнейший… А что нам говорит чувство опасности? Ну, это как всегда. Коридор закончился, упершись в круглую бронированную дверь с гидравлическим воротом.

Люк был открыт настежь, изнутри струился тусклый электрический свет, и провожатая, все так же молча, пригласила Сварога заходить.

Типа будьте как дома, уважаемый. Сварог опасливо заглянул внутрь. Никаких тебе перевернутых распятий, пентаграмм и замученных черных петухов вкупе с черными козлятами. Обширный полукруглый бетонный зал. Лишь посреди возвышается небольшой подиум с двумя аскетичными деревянными креслицами, да около противоположной стены, на полу, застыл силуэт согбенной монашки на коленях. По всему видать, молится. Сварог глянул на провожатую.

Просканировал обстановку по всем параметрам — магическое присутствие, угроза проявления черного колдовства — ничего подозрительного не обнаружил ну, кроме слабого магического фона и, пробормотав: А ведь это, кстати и между прочим, бывший командный пункт, ногу можно дать на отсечение, разве что разворованный до голых стен.

Сварог смотрел на нее, нахмурившись и пытаясь понять, в какие игры играет девчонка. Ну да, именно что девчонка. В точно таком же сари, только темно-темно-зеленом, скорее даже — черном с прозеленью, большеглазой, с русыми распущенными волосами до лопаток, ей было не больше восемнадцати.

И о чем, позвольте узнать, мне с ней разговаривать? Поколебавшись, он развязал шнуровку плаща, снял с шеи мешочек, вытряхнул кристалл на ладонь. По бункеру тут же растеклось переливчатое лимонно-желтое сияние, густое, как кисель. Девица смотрела куда-то мимо кристалла, склонив голову набок, но даже не делая попытки притронуться к нему. Значит, так тому и быть. Вы можете обращаться ко мне просто: Я — старшая Ожидающая.

Какие бы порядки ни руководили монастырем, но, хоть убейте, на бабушку восемнадцатилетняя красотка отчетливо не тянула. Но если отрезать человеку руку или лишить зрения, станет ли он от этого, меньше человеком? Значит, тело — это лишь одежда.

Тогда, может быть, человек — это его разум, его мысли? И она замолчала, глядя куда-то поверх головы Сварога и явно ожидая ответа. Уж куда-куда, а на философский диспут он попасть не рассчитывал. Проверяет подкованность в вопросах, о которые обломало зубы не одно поколение высоколобых очкариков?.. Но что-то ответить надо, бляха-муха. И Сварог, чувствуя себя полным кретином, ляпнул первое, что пришло на ум: Праматерь несколько секунд размышляла над ответом, потом покачала головой: Но… Если человек спит?

Или находится в забытьи? Значит, в тот момент его не существует?.. Может быть, человек — это душа. Но что такое душа? Какая у нее форма, какой цвет, сколько она весит и какой длины? И опять выжидательное молчание. Хоть бы присесть предложила. На этот раз обдумывание длилось чуть дольше. Наконец Пон-Тулла сказала, не замечая колкости: Потому что красивое не может быть понятным, оно не поддается измерению… Как объяснить просто: Ну, я щас тебя… Он сформулировал в голове фразу и медленно, чтоб дошло сразу ну, и чтоб не сбиться произнес: На что Ожидающая понятливо кивнула… А вот интересно: Это нечто мы называем Осью.

Ось — постоянная, но изменяющаяся с течением времени главная составляющая человека. Ее можно измерить, а значит, ее можно отделить от тела… Я просто хотела узнать твое мнение на этот счет, человек по имени Сварог.

Ей что, поговорить больше не с кем? Как и было предсказано… Впрочем, позволь мне опустить все причитающиеся великому событию слова и сразу перейти к делу. А о делах лучше говорить сидя.

Read More →

Песнь о моей Мурке: История великих блатных и уличных песен Александр Сидоров

Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Песнь о моей Мурке. История великих блатных и уличных песен " автор Сидоров Александр Анатольевич , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История.

Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения.

Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов.

Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Знаменитая Алиса в деталях. Навигатор по детским книгам.

Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно. Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях!

Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Вход для постоянных покупателей. Введите Ваш логин в ЖЖ, и цена товаров пересчитается согласно величине Вашей скидки.

Введите Логин в ЖЖ: Введите e-mail или мобильный телефон, который Вы указывали при оформлении заказа. Примем заказ, ответим на все вопросы. Кто-то, возможно, уже читал его статьи, посвященные тюремному фольклору, кто-то, думаю, улыбался знаменитым переложениям классики на феню:. Правда, думаю, многие сразу поймут, что другого пути у автора и быть не могло. Так и Сидоров подробно излагая гипотезы о возможном авторстве все же редко приходит к единому и окончательному мнению.

Но песнь-то о другом…. Песнь о том, в какой стране, в каких условиях, в какой среде и благодаря чему появлялись те или иные песни. Гражданская война и эпидемия беспризорничества, гастроли иностранных певичек и белая эмиграция, зарождение воровского закона и нэп.

Легко заметить, что генезис песен, о которых рассказывает книга, относится к периоду конца XIX — начала XX веков. Однако, то тут, то там эти временные рамки расширяются, так как песня, как элемент народной культуры живет и продолжается. Забавно, что издатель даже пошел на встречу и попытался уважительно отнестись к этому куску. Чтобы не увеличивать страничный объем книги, просто уменьшили размер шрифта, благодаря чему статья, посвященная беспризорникам вошла в достаточно подробном виде.

Притом, каждая страница все сильнее и сильнее увлекает читателя. Понимаю, что это неотъемлемая часть нашей криминальной истории, нашей маразматирующей массовой культуры. Согласен, что без нее трудно почувствовать себя патриотом. На моей памяти эту задушевную песнь с упоением пели в пионерских лагерях дети социалистических зэков и их конвоиров. Она — наша поющая и гогочущая душа! Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта.

Перейти к описанию Следующая страница. Для авторов и правообладателей. Любка — Маша — Мурка. Был ли прототип у Мурки? Мария Евдокимова… она же — Маруся Климова?

Read More →

Сетевая экономика Александр Иванович Кукшин

Под сетевой экономикой понимается хозяйственная деятельность, осуществляемая с помощью электронных сетей цифровых телекоммуникаций. В России сетевая экономика набирает силу, появляется массовый рынок информационных услуг. Сюда можно отнести удаленное обучение, заказ билетов, страхование, оплату коммунальных услуг, электронную коммерцию и др. Учитывая развитие Интернета в мире, можно говорить о том, что эта инфраструктура является определяющей в сетевой экономике. Наиболее интенсивно сетевая экономика развивается в таких направлениях как: В настоящей работе развивается синергетическая методология применительно к экономическим задачам, рассматриваются методы синхронизации бизнес-процессов на основе информационных технологий.

Есть в наличии на складе поставщика. При оформлении заказа до: George J Borjas Название: Labor Economics 7 ed. Provides an introduction to labor economics, emphasizing both theory and empirical evidence.

This book uses many examples drawn from studies in labor economics literature. It is integrated with the adaptive digital tools to increase student engagement and success in the course. Mpls in the Sdn Era: This practical book shows you how to deploy a large portfolio of multivendor Multiprotocol Label Switching MPLS services on networks, down to the configuration level. This book brings into focus the relationship between Internet development, youth activism, cyber resistance, and political participation.

This fully updated edition of the longest-selling, most successful computer security book worldwide features an all-new "5 Deployments" approach. This full-color book covers fundamental networking concepts and skills for individuals brand new to IT. Taking a straightforward and direct approach, Networking Essentials provides readers with a solid foundational knowledge of networking topics.

Each chapter begins with a list of topic areas that will be discussed, followed by clear and concise discussion of the core networking concepts and skills necessary for the reader to gain a strong understanding of the chapter topic areas. The chapters will conclude with review questions and suggested labs, so the reader can measure their understanding of the chapter.

In addition, it will cover the topics one needs to know for the MTA exam, Networking Fundamentals. A guide to becoming an NSM analyst from the ground up. Под сетевой экономикой понимается хозяйственная деятельность, осуществляемая с помощью электронных сетей цифровых телекоммуникаций. В России сетевая экономика набирает силу, появляется массовый рынок информационных услуг.

Сюда можно отнести удаленное обучение, заказ билетов, страхование, оплату коммунальных услуг, электронную коммерцию и др. Учитывая развитие Интернета в мире, можно говорить о том, что эта инфраструктура является определяющей в сетевой экономике. Наиболее интенсивно сетевая экономика развивается в таких направлениях как: В настоящей работе развивается синергетическая методология применительно к экономическим задачам, рассматриваются методы Обо всём этом и не только в книге Сетевая экономика Александр Иванович Кукшин.

Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Монс Калентофт "Дикая весна" от thosik рецензия 2. Для регистрации на BookMix. Главная Деловая литература Экономика Сетевая экономика Купить в магазинах: Подробнее об акции [x].

Read More →

Фотография в экстремальных условиях Александр Ефремов

Поделитесь в социальных сетях. P Приостановленные раздачи Без внешних рейтингов Только с Magnet-ссылками. По всем вопросам сотрудничества, удаления авторских файлов "пачкой", просьба отписаться по адреcу: Джинн Трипплхорн Персоны кино. Страничка сформирована за 0. Magnet-ссылка альтернативная ссылка для скачивания файла. Фотография в экстремальных условиях Год выпуска: Научно-популярная литература, фотография Выпущено: Россия, Санкт-Петербург, Питер Язык: Комментарии о Александр Ефремов - Фотография в экстремальных условиях.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Что делать, если файл не скачивается. Adobe Photoshop CS6 Extended Обои для рабочего стола - Девушки [x - x] [99шт.

ORG - международный торрент-трекер нового поколения. Трекер без обязательной регистрации и рейтинга. Deluxe Edition [v 1. Digital Deluxe [v 1. Most Wanted - Black Edition. Сборник - Популярные хиты лучших радиостанций MP3. Сборник - Самые скачиваемые треки интернета. VA - Europa Plus: ЕвроХит Топ 40 [ На нашем сайте вы можете скачать книгу "Фотография в экстремальных условиях" Ефремов Александр бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Подборки книг Лёгкие книги для отдыха. Книги о невероятно сильной любви. Похожие книги Учебник по выживанию в экстремальных ситуациях Игорь Молодан Скачать. Выращивание свиней в домашних условиях. Уход и откорм Николай Демидов Скачать. Другие книги автора Фотография без Photoshop. Секреты профессиональной фотосъемки Ефремов Александр Скачать.

Read More →

История царствования императора Александра I и России в его время. Том 1 М.И. Богданович

Пичеты и её роль в изучении истории Белоруссии. Ричард Фейнман - 2. Демченко Антон - Хольмградская история 3. Средневековая история - 4. Эндрю Соркин - Слишком большие, чтобы рухнуть. Инсайдерская история о том, как Уолл-стрит и Вашингтон боролись, чтобы спасти финансовую систему от кризиса и от самих себя. Unknown - История царствования императора Александра I и России в его время. Данила Врангель - Мистика перевоплощения во время сексуального акта.

Уильям Гибсон - Нулевая история. Александр Силецкий - Время приходить. Альен - История атлантов. Александра Давыдова - Ростов. Макс Лукадо - История, расказанная ангелом. Есаи Хасан-Джаладян - Краткая история страны албанской Василий Шульгин - Что нам в них не нравится…. Марк Аврелий - Размышления. Марк Аврелий Антонин - Размышления. Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям. Все книги автора Богданович Богданович. Исторiя царствованiя императора Александра I и Россiи въ его время Издательство: Отечественная история Всего томов 6.

Ее автор, Богданович Модест Иванович — , — генерал-лейтенант, военный писатель. Пройдя курс в военной академии, занял в ней кафедру военной истории и стратегии, был членом Военного совета, официальным военным историографом. Оставил после себя множество военно-исторических и исторических трудов, в которых интересуется, главным образом, политической историей; его попытки критически отнестись к создавшимся легендам были встречены официальными историками весьма недоброжелательно.

Повествование разделено на две части: При создании книги Богданович использовал сведения из государственных архивов, а также до того не издававшиеся документы: Строганова, записки адмирала А. Шишкова, журнал морских походов Д. Полный список источников, печатных книг и рукописей, приведен в конце шестого тома.

Read More →

Там, где наши сердца Александр Закладной

Господи, они ведь не заметят нас, да, Господи? Потом перехватил автомат и застыл. Когда гортанная речь раздалась уже практически в двух шагах, Денис зашептал быстро-быстро, боясь не успеть:.

Когда я поступал в институт, все вокруг мне говорили: У тебя открывается новая жизнь, второе дыхание! А я, заканчивая второй курс, наоборот, успел лишь возненавидеть всех своих лекторов, и вообще всю учебу. Может быть, у кого-то студенческая жизнь и ассоциируется с веселыми приключениями, но точно не у меня. У меня все это происходит как раз за стенами института и никак с ним не связано.

Как-то так получилось, что в своей группе я держусь особняком, почти ни с кем не общаюсь и чувствую, что меня считают изгоем. Никто, конечно, этого в лицо мне не говорит, зная мой вспыльчивый характер, но, похоже,….

Если вы уже скачали эту книгу, вы можете написать небольшой отзыв, чтобы помочь другим читателям определиться с выбором. Шум голосов был уже совсем близко. Третий солдат подтолкнул Денису замусоленную книжицу.

Когда гортанная речь раздалась уже практически в двух шагах, Денис зашептал быстро-быстро, боясь не успеть: Никто, конечно, этого в лицо мне не говорит, зная мой вспыльчивый характер, но, похоже,… Читать целиком.

Написать отзыв Полное имя: Пожалуйста, указывайте настоящее имя или Ваш сетевой никнейм. Старайтесь использовать одно и то же имя для всех отзывов. Поэтому мне кажется, что сглаживать острые углы не имело никакого смысла. Сразу же хочу сказать несколько слов насчет манеры письма. В книге преобладает молодежный, разговорный стиль, но так и должно быть.

Я, например, не могу себе представить современных молодых людей 18—20 лет, описывающих свои чувства языком Толстого или Достоевского. И еще — эта книга достаточна правдива.

Многое из того, о чем в ней рассказывается, действительно произошло в реальной жизни. А то, что было мной придумано, вполне могло произойти, да наверняка с кем-нибудь и происходило. Я знал, что писал. Богу молитесь, чтобы мимо прошли. Чужая речь слышалась уже почти рядом, за пригорком. Денис провел тыльной стороной ладони по грязному лбу. Капля холодного пота, задержавшись на мгновение на ладони, упала вниз.

Господи, они ведь не заметят нас, да, Господи? Когда гортанная речь раздалась уже практически в двух шагах, Денис зашептал быстро-быстро, боясь не успеть:. Сквозь сон я слышу голос твой, И снится сразу лучик света. Любовь твоя всегда со мной, Как запах теплого…. Когда я поступал в институт, все вокруг мне говорили: У тебя открывается новая жизнь, второе дыхание!

А я, заканчивая второй курс, наоборот, успел лишь возненавидеть всех своих лекторов, и вообще всю учебу. Может быть, у кого-то студенческая жизнь и ассоциируется с веселыми приключениями, но точно не у меня. У меня все это происходит как раз за стенами института и никак с ним не связано.

Как-то так получилось, что в своей группе я держусь особняком, почти ни с кем не общаюсь и чувствую, что меня считают изгоем. Никто, конечно, этого в лицо мне не говорит, зная мой вспыльчивый характер, но, похоже, так оно и есть.

Я сидел на второй паре и морщился. Солнце било из окна прямо в глаза, мешая спать. На парте корявыми буквами было нацарапано двустишие, полностью отражавшее мое состояние:

Read More →

Александр Фадеев. Творческий путь В. Озеров

Вырос в семье профессиональных революционеров. С жил на Дальнем Востоке. Фадеев Александр Александрович — 56 , рус. Серафимович Александр Серафимович — Серафимович псевдоним: Озеров Виталий Михайлович — [р. Окончил Московский институт философии, литературы, истории Русская литература — I. Периодизация истории устной поэзии Б. Развитие старинной устной поэзии 1.

Древнейшие истоки устной поэзии. Лауреаты Сталинской премии в области литературы и искусства — полный список Содержание 1 Список лауреатов 1. Расположена в центральной и северной частях Средней Азии. Федин, Константин Александрович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Константин Федин Имя при рождении: Константин Александрович Федин Дата рождения: Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта.

Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: Каждый день новый рейтинг. Всего подписчиков - Бизнес-книги от женщин для женщин. Пятерка жизненно необходимых книг для стартаперов. ТОП книг для HR-менеджера. Новинки современной украинской поэзии. ТОП-5 сборников современной украинской поэзии. Самые дорогие книги мира. Лучшие книги о вампирах. Обзор популярных книг жанра фэнтези. Самые лучшие книги о любви. Самые лучшие книги о женщинах. Топ-5 эротических романов в истории.

ТОП-7 книг для летнего отпуска. Читаем вместе с ребенком.

Read More →
1 2 3 4 5 6