Мониторинг любви Александр Павлов

02.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Мониторинг любви Александр Павлов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Справочная литература по антиквариату Изучение языков мира Искусство. Делопроизводство Книги для родителей Книги-билингвы Коллекционирование Комиксы. Манга Компьютерная литература Красота. Напитки Любовные романы Любовь и эротика Маркетинг. Реклама Медицинская литература Менеджмент Мифология Молодежная литература Монеты и банкноты Музыкальная школа Научная и техническая литература Общие справочники Ордена, медали, знаки отличия Педагогам Познавательная и справочная литература Поэзия Предпринимательство.

Отраслевой бизнес Проза Публицистика Путешествия. Спорт Разговорники Религии мира Рукоделие. Творчество Сад, огород, цветы, дизайн участка Сборники Скандалы. Катастрофы Словари Строительство, ремонт Студентам и аспирантам Торговля.

Инвестиции Художественная литература для детей Часы Чтение для школьников Школьникам и абитуриентам Эзотерика. Мониторинг любви Опубликовал kolao Скачать Мониторинг любви зеркало. Попросили ввести номер телефона, но это, как я поняла для авторизации. В общем скачалось все нормально.

Да тут файлов и я хочу всё Огромное спасибо разработчикам за такой уникальный контент!!! Если вы посмотрите видео, то вы узнаете о Мониторинг любви. Что-то она не додумала, упустила. Теория оказалась не совершенной.

Ясно одно — её следует дорабатывать. Нужны новые факты жизни. Да, да, именно факты. Мониторинг любви — вот что. Снова посылает сына в люди. И вдруг слышит песню. Она доносится ветром из неведомой ей страны на востоке.

Прекрасный, удивительно тёплый женский голос, музыка божественная: Вот в чём дело. Есть вторая составляющую любви. Ведь, что собирается, то и разбираться должно. Добро и зло несовместимы, но и неразделимы. В древе познания, что росло в Эдеме, добро и зло были спрятаны как Небытие.

Кажется, после меткого выстрела моего Амура Ева это Небытие превратила в Бытие. Открыла секретный сейф Старика. После этого всё и началось. Да ведь и ларец Пандоры тоже подлил масла в огонь. Артемида вспомнила эту историю. По приказу Зевса Гефест создал Пандору и ларец. Почему же Гефест не сказал мне об этом. Ох уж эти мужчины. А ещё говорят, что любят нас женщин. В ларце-то были все беды и надежды.

Своеобразное Небытие настоящей жизни. Зевс настрого запретил Пандоре открывать ларец. Как и Ева Старика. Беды обрушились на людей. Красавица быстро закрыла ларец. На самом донышке осталась только Надежда. Так Зевс решил уравновесить проступок Прометея, наивно подумавшего, что он Зевса сильнее и разум принесёт людям добро. Вот все и поплатились за такую гордыню Прометея. Да ведь у Адама с Евой случилось то же самое. Прометей был деверем Пандоры.

Как же они с мужем скрыли от неё этот секрет. А тайну в отличие от секрета не должен знать никто. Уверены были мужики, что не посмеет Пандора нарушить запрет Зевса. Но она ведь женщина, как и Ева. Соблазн оказался слишком велик. Не думают о последствиях. Да, собственно, и она такая же. Забыла, что из лучшего получится как всегда.

Что же теперь-то делать, когда уже свершилось: Гефест готовит стрелы, Амур пронзает сердца? Остаётся только надежда, что Амур сам поймёт главный изъян в теории любви и станет осторожней в выборе сердец. Самых молодых и незакалённых надо бы поберечь. Когда станут постарше, окрепнут телом и душой, научатся хотя бы немного бороться с бедами, тогда уж и поражать их можно моими стремами. Амур же в это время летал по белу-свету. Многое повидал и многое понял. Особенно после двух случаев.

С утра залетел в одну квартиру. Чудесная девчушка лет пяти уже поела. Неожиданно для родителей потянулась и, стараясь сделать голос сладким, выговорила: Бабушка вообще ничего не поняла и спросила внучку: Да ещё тянешься за столом. Кто тебя этому научил. Да это наша няня в детском саду. Как позавтракает с нами за своим столиком, так сразу глаза зажмурит, потянется так сладко-сладко и говорит: Амур бросился искать няню.

Молодая, как говорят, в соку девица. Зачем на неё стрелу тратить. В ней только либидо, и очень много. Не стал Амур стрелять. Второй случай поразил Амура не меньше. Цель ему показалась достойной. Попал в сердце девушки. Пустил стрему в парня. Под рубашкой оказался бронежилет. Ну как тут стрелять. Посоветуюсь ещё с мамой. Практика чувств сложнее, чем теория. Что-то здесь не так.

Ещё и бронежилеты появились. В теории это не предусматривалось. Поведал о своих сомнениях матушке. Афродита задумалась и сказала: Начнём с того, что дадим тебе сынок второе имя. Не хотелось бы его бросать. Надо организовать мониторинг любви. Поброди ещё по свету, побывай в прошлом и будущем. Осмотрись, что и как.

Кроме тебя никто этого сделать не может. Ведь боги наделили тебя всюдностью. Ты ещё, видно, не осознал, что ты везде и всегда. Тебе не надо перемещаться. В тебе неделимость и неслиянность времени и пространства. Ты просто есть и всё. Достаточно тебе пожелать, и ты явишься в любом месте и в любое время. Кто же, кроме моего Амура, может такой мониторинг создать и обслуживать.

Это ведь так интересно и нужно. Только запоминай всё, что увидишь и услышишь, и не перепутай ничего, бога ради. Будь внимателен, точен и честен, как настоящий учёный.

Он решил вначале тщательно всё обдумать и найти основную идею предстоящей работы. И тут, как всегда, когда ищешь, представился случай. Он обратил внимание на молодую женщину, которая искала свой идеал любви. В результате он оказался рядом с ней. Кто-то будто сказал, что в восемнадцатом вагоне. Сразу не поняла, что произошло, и не знала, что делать. И тут состав неожиданно остановился посреди поля. Как во сне Она пошла к выходу, медленно сошла по ступенькам, соскользнула, больно ударилась, упала.

Поднялась в какой-то задумчивости и направилась в конец состава. Вначале она шагала по шпалам параллельного пути, потом вышла на край насыпи и побежала. Каблуки туфель вязли в песке.

Она их сняла и бежала все быстрей и быстрей. Голова была как в тумане, действия почти бессмысленны. Летела по насыпи как в забытьи. Знал ли, догадывался ли Он, что Она здесь и летит к нему? Что она ему скажет? Эти вопросы она себе не задавала.

Теплый ветер степи немного освежал лицо и тело. Туфли она где-то выронила. Бежала босой, не ощущая уколов гравия, песка и мелких веточек. Добежала до семнадцатого вагона. Восемнадцатого вагона не было. Ей сказали, что на какой-то станции его отцепили и перегнали в начало состава, сразу за паровозом. Кинулась обратно, и тут поезд пошел. Поезд тоже набирал скорость. Она начала отставать и вскочила на подножку ближайшего вагона.

Оказалось, это её вагон. Отдышалась, вытащила из чемоданчика тапочки и пошла вперед состава по вагонам. В переходах сильно качало, пахло угольным дымом, двери хлопали. В тамбурах стояли курильщики. О чем-то разговаривали и мешали проходить. Кто-то грубо обругал её. Она ничего не замечала. Первый вагон действительно был номером восемнадцать. Но здесь Его не было. Она прошла вагон обратно.

Проводница сказала, что какой-то мужчина вышел, кажется на последней станции. Удивительно, но у них оказались одинаковые места и даже с одной и той же стороны поезда.

Она вначале не осознала пустоты, потом вся сникла, и слезы медленно потекли по щекам. Она их размазывала ладошками. Лицо стало чумазым, на губах появился привкус соли и паровозной гари. Она медленно поплелась обратно. Легла на свою полку и вся онемела. Уставилась глазами в потолок и провалилась в небытие. Постепенно стала приходить в себя и вдруг начала ощущать, что-то похожее с ней уже было.

Она и раньше теряла Его. Да… да, теряла, не находя. Она вдруг подумала, существовал ли он на самом деле. С чего всё началось, сколько времени продолжалось и будет ли этому конец. Она устала его искать и ждать. Зачем она это делает. Может быть это наваждение какое-то. В голове возник тихий шум, вагон слегка потряхивало на стыках рельс. Она стала забываться и задремала. Поезд шел на юг к морю. Скорей всего Он тоже ехал туда. Почему же Он тогда вышел. Когда же Она увидела его впервые?

Это было так давно. Кажется, тогда её звали Евой. Выходит, до этого имени Она не существовала. Или, может быть, существовала? Существовала в каком-то Не-Бытии. Просто этого не осознавала. Она мучительно пыталась вспомнить. Я перестаю понимать кто я. Что со мной происходит. И Она снова впала в беспокойный сон.

Вот… что-то проясняется в тумане… Она родила мальчика… Как было трудно. И беременность проходила тяжёло. Но сколько радости, какое счастье она почувствовала, когда появился её Первенец.

Она безумно его любила. Это был крепкий малыш. Он рано начал ходить. А когда вдруг заболел, как Она волновалась, что только не делала, чтобы поднять его. Посоветоваться не с кем. Как она молилась о его выздоровлении. Мальчик был удивительно похож на неё. Она часто и долго всматривалась в его черты. Да…, это её плоть и кровь. Но что-то отличало их. Вспомнила… У него на животике была отметина о том, что он её плод. У неё же такой отметины не было. Но откуда же Она? Кто и из чего создал её. Ребёнок подрастал, и Она больше внимание стала уделять Ему Вот Он, вот…, она вспоминает его.

Откуда же он взялся? Как они стали супругами? Господи, до чего разболелась голова. Она старалась успокоиться, переключиться на другие мысли, а ещё лучше — не думать ни о чём. Постепенно это получилось, и Она заснула под ритмичный стук колёс и укачивание вагона. Проснулась посвежевшей, с хорошим настроением.

Вышла в коридор и увидела море. Солнце шло к закату. Слева со стороны купе тянулась степь. На душе была благость. Никто ничего не объявлял. Пассажиры решили, что ждут встречный, и многие потянулись к выходу.

Она тоже решилась на вечерний моцион. Зашла в купе одеть туфли. Но не нашла их. И вдруг вспомнила всё, что с ней происходило. И опять её душу охватило волнение. Значит она — это она. Почему-то голова закружилась, захотелось прилечь. Как удивительно устроен мир. Ведь она проспала всего-то немного.

Засыпала — за окнами была степь. Будто степь это вся Земля. Поднялась — и уже море. Не было никакого моря и вдруг — на тебе, столько воды. Снова мучительно стала думать: А та, которая Ева? Соединение кислорода и водорода. Море — ведь это вода.

Кислород и водород — газы. В воздухе они живут отдельно друг от друга. А в воде их автономия исчезает. Но воду можно разложить. И тогда снова появятся кислород и водород, как бы неоткуда. А воды уже не будет.

Наверное, так происходит со всем сущим. Сущее появляется из Не-Бытия. Его можно изъять из него — сделать Бытием и спрятать снова.

Какой-то красивый и сильный мужчина. Как трудно они жили. Делать ничего не умели. Да их никто ничему не учил. У них не было матери, ни отца, ни бабушек, ни дедушек.

Но вначале они жили легко. Беззаботно и сытно, как в раю. А потом рай вдруг исчез. Вот в чём дело! Они оба пришли в мир из Рая. Почему же они лишились его? И на что же они всё-таки жили? Кажется, удалось что-то продать. У них ведь ничего не было. Вроде бы, какую-то тайну. Ну да…Тайну Бытия — тайну Добра и Зла. Кому этот товар был нужен?

Людям, которые уже были до них. Они работали на Земле, были просты и приветливы, всё умели. Адам ещё удивился им. Те сказали, что их предки появились на шестой день Творения. А откуда, они не знают. Значит, это был Адам. Вот кого я ищу и не нахожу. Наверное, потому что мы оба из Не-Бытия. Люди уже были на Земле, а нас ещё не было. Мы появились в другом месте и обратно вернуться не могли.

У ворот стоял кто-то с пламенным мечом. Как же мы узнали её, эту Тайну. Где она была спрятана? Если Тайна была в сейфе, значит, мы выкрали её. Если так, то мы легко отделались.

За такое дело расстреливали. Солнце почти село, и Она почувствовала, что голодна. Решила поужинать в ресторане. Туфлей, правда, не было. Пришлось идти в тапочках. К счастью, это были не бабуши, а что-то спортивное. В ресторане оказалось свободно. Она села у окна с видом на море и закат. Какое-то время отвлеклась на еду. Мясо было свежим и хорошо приготовленным.

Гарнир — горошек с зеленью. Ела, не торопясь, и любовалась морем, которое на глазах становилось темнее и темнее. Отбивная было с косточкой. В мясе толк знает. У косточки оно всегда вкуснее — насыщается соками. С наслаждением принялась обсасывать косточку — рёбрышко. И вдруг её будто кольнуло в сердце. Она, Ева, сделана из его ребра. Господи как же это? О Долли так много писали, говорили, показывали по телевизору. Интересно, был ли у неё пупок. Как же они жили в Раю? Она не воспринимала его как мужчину.

Это потом уж Она узнала разницу между ними. Деревьев в саду Эдемском росло много. Плодов тоже — ароматных и вкусных. Думая об этом, она потянулась к вазе с фруктами, которая стояла на её столике.

Не выбирая, как-то само собой взяла яблоко. После отбивной, хорошо поперченной, яблоко было кстати. Она хрустко откусила, и захлебнулась соком. Откусывала ещё и ещё большими кусками. Прожёвывая их, стала смотреть в окно.

И вдруг внутренним зрением увидела то дерево, с которого сорвала плод. Откусив тогда от него, она сломала невидимый замок. Не-Бытие распалось на составляющие — на Добро и Зло. До этого они были неразличимы. Как же она посмела это сделать. Соблазнил тот, кто знал, что Она женщина. Ей пообещали раскрыть секрет, которым владел только Бог.

Ей захотелось стать хоть немножко богиней. Дала попробовать яблоко и Адаму, чтобы он тоже почувствовал себя чуть-чуть богом.

Не-Бытие превратилось в Бытие. Они увидели реальный Мир и стали Создателю неинтересны. Она ощутила это ещё в Эдеме. Испугался взять вину на себя. А Бог их не простил.

Они же его дети. Скорей всего, Он просто знал, что груз Тайны станет проклятием для них. Бог считал, что этого довольно. Груз оказался слишком тяжёл. Их старший сын убил брата. Это был первый удар судьбы.

Как Она кричала, когда ей сообщили об этом. Ей казалось, Она лишится разума. Но наложить руки на себя не смогла. История человечества превратилась в историю войн. Народы истребляют друг друга. Изначально в этом виновата Она. Ведь она первая вкусила запретный плод. И через неё в Мир пришла тайна Зла. Какой вселенский грех лежит на ней. Неужели во всём виновата Женщина? А как же Добро? Куда же оно делось? Не могло же оно пропасть. Многоликим должно быть и Добро.

Она задумалась, глядя в тёмное окно вагона. Оно было вкусным и освежало голову. Прекрасная девчушка с золотистыми кудряшками и синими, синими глазами смеялась, поглядывая то на отца, то на мать. Она тоже ела мороженое и радовалась вкусной еде и тому, что скоро увидит тёплое море, будет купаться и загорать. Как хорошо быть ребёнком, когда у тебя есть добрые и умные родители. Так вот в чём безусловное Добро. В их чистоте и любви к миру. Абсолютное же Зло, самый большой грех, — это истребление человека человеком.

Дети призваны ликвидировать это Зло. В них — шанс выжить. Она его носитель и гарант. Грехи и прощение в ней. На душе стало спокойней. Она увидела в себе не только первородный грех, но и первородное искупление — Добро. Ещё раз посмотрела на счастливую девчушку. Вернулась в купе и легла спать. Долго не могла заснуть. Всё думала и думала: Именно там надеется найти Его. Направление ей подсказывал инстинкт. Поезд поднимался на перевал.

Взглянуть, что Он такое есть. А вот и Он. Но Она ведь именно Его ищет. Он в её сердце. Когда последний ушёл, неожиданно прибегает армянин. Пришёл за своей долей. Знаешь пословицу — кто рано встаёт, тому Бог подаёт. Но всё же — раз Ты меня сотворил, то и земли кусок мне полагается.

Я про него забыл совсем. Там камни одни, да горы почти голые. Бери теперь, что осталось. Не успел он скрыться за горизонтом, запыхавшийся, немытый, нечесаный, обливаясь потом, прибегает грузин. Начинается тот же разговор.

Бог объясняет, что последний надел взял армянин: Видишь ли, он проспал. Ну, да разве я виноват в этом. А ты, где же был? Как ты этого не можешь понять.

Бог чувствует часть своей вины. Грузин ведь тоже его создание. Да вот выпало из памяти. Много Он понаделал, ох как много. Куда же от тебя денешься. В какой-то момент своей жизни Он остро почувствовал потребность в женщине. Эта женщина должна быть плоть от плоти и кость от костей его. И тут вспомнил эту притчу. Подумал, что такое наваждение неспроста. Надо двигаться на юг. И поехал на Кавказ.

Временами чудилось, что Она где-то рядом. Но где именно не мог понять. Иногда казалось, что Она вышла на какой-то станции. Не знал, как Она выглядит, но был уверен, что узнает Её. Провидение сведёт их в одном месте и в одно время. Они хотят войти в райское Не-Бытие на Земле. Некоторым это, наверное, удаётся. Но вот, что странно: А они ищут друг друга. С чем только не сталкивался Амур в своих поисках натуры для будущего мониторинга. Встречались случаи, в которые, и поверить-то трудно.

Но, вот однако ж, будто бы и такое бывает. Он бог был молодой, не искушённый. А как не верить? Ведь он при сём присутствовал и сопереживал. События начались с мужчины, которого никто не искал. Но вот… Начитался на ночь Библии. Жизнь пошла не то, что кувырком, а необычно, не как у всех.

Но без любви не обошлось. Но как всё про нас. Вечные истины и вечные проблемы. Улёгся в свою одинокую кровать. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: Прикрыл веки и стал размышлять: Вся материя без которой наука себя не мыслит в этой точке.

Ну и что же наука тут принципиально нового изобрела? Церковь официально приняла модель Большого взрыва, посчитав, что она хорошо согласуется с Библией. В Ватикане прошла конференция по космогонии.

В ней участвовали крупнейшие физики. После конференции её участники были удостоены аудиенции Папы, который поддержал учёных: При этом сделал оговорку: Не думаю, чтобы получилось.

Эти размышления как-то растормошили его. Ещё раз утвердился, что в соответствии с текстом Библии человечество является потомками двух божеских начал: Тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жёны, какую кто избрал.

С этого момента всё становится как будто ясным: Но вот одна тонкость: Значит, у них не должно быть пупков. А может пупки были сразу? Тогда, если по образу Божию, то и у Бога был пупок. Он лишь вначале воплотился в слово Неясно только — он или она. Бог не имеет имени, и в этом Секрет любви к столь разным именам. Среди песков и в синем царстве снега Ему модели точной не найти, — Он свет и тьма, он альфа и омега, А мы лишь часть великого пути. Как у Елены Петровны Блаватской: Бытие спрятано до срока в Не-Бытии.

Тогда с пупком не должно быть вопросов. Подошёл к полкам с книгами. Нервно стал искать иллюстрации Гюстава Дорэ: Хотя и карикатурист, но Библию-то знал.

Да там ни у Адама, ни у Евы пупков нет. Может быть дело в том, что Дорэ и Эйфеля разделяет век. Дорэ в году и в голову не приходил вопрос о пупке, а Эйфель уже мог себя об этом спросить. И в своих рисунках ответил, что пупка не должно было быть.

Вопрос с пупком остался открытым. Наверное, на него и нет ответа. Библия ведь это вера. А вера — право выбора. Время — час ночи. Пора спать, хотя завтра и воскресенье. Взял под язык таблетку экстракта валерианы. Увидел себя в утробе матери. Он часть её тела. Его кровь — её кровь. Её настроение — его настроение. Её радость — его радость. Иногда ему становится весело. Чувствует, где-то там есть другой мир. Как же может быть иначе. Вдруг наплыл анекдот во сне это бывает: Оттуда ещё никто не возвращался.

Может ей тоже сон снится. Да нет, у него всё будет хорошо и ладно. Он её тоже уже любит. А ведь бывает и по-другому. Опять вторым планом наплыла история, рассказанная ему в деревне. На сломе российской истории молодая девка затяжелела. Появился только какой-то внутренний протест. В отчаянии стала животом вешаться на забор у избы.

В ней росло отчаяние, и озлобление. Она не думала об этом. И тут его мозг отключился. Сознание ушло в никуда. И он крепко заснул. В окно через занавески пробивалось высокое солнышко. С наслаждением полежал немного. День уже радостно сиял. После утренних процедур пошёл под душ.

Не обнаружил у себя пупка. Сразу как-то не осознал. Куда он мог деться. Всё остальное на своих местах. Поворачивался и так и сяк. Нет… Нет и нет. Будто корова языком слизала. На месте пупка ровное гладкое место.

Стал прислушиваться к внутренним ощущениям. Нигде ни колет, ни болит. Будто его и не было. Что же это такое? Или, не дай бог, умер. Сел в кресло у телефона. Ничего путного в голову не приходит. Как всегда — занято… занято… занято. Наконец, там сняли трубку. В трубке долго молчат. Тогда это не к нам. Он испугался и повесил трубку. А может к акушеру…? Да не помогут они.

Замучают вопросами, анализами, процедурами, всякими консилиумами, бумажками. С ними свяжись только, так и вправду крыша поедет. Взять себя в руки. Прислушиваться к самому себе. Может, само всё образуется. Один Белинский взялся разъяснять читателям, что Гоголь написал обличающую сатиру. Уверен, Гоголь и не думал об этом. Посмеялся просто и всё. Ох уж эти критики-аналитики. Особенно, такие талантливые, как Белинский.

Как точно он там отметил: Памятник поставили не тому Пушкину, который был весёлым хозяином на великом празднике бракосочетания слов и пел: И блеск, и шум, и говор балов, И в час пирушки холостой Шипенье пенистых бокалов И пунша пламень голубой. Нет, на памятнике пометили: Ну, да Бог с ним Белинским. Не я ему судья.

Нельзя у читателя отнимать собственного восприятия автора. Не люблю, когда что-то навязывают. Но мой-то случай на самом деле. Кто же так посмеялся и зачем? И как он это провернул. Придётся пока жить без пупка.