НАСИЛИЕ В ДОБРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЯХ Александра Владимировна Лысова

02.07.2014

У нас вы можете скачать книгу НАСИЛИЕ В ДОБРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЯХ Александра Владимировна Лысова в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ранняя диагностика и профилактическая работа для снижения уровня насилия в добрачных отношениях может способствовать снижению насилия в последующей супружеской и семейной жизни. Рассмотрение добрачных отношений в настоящей главе касается только тех аспектов отношений, которые связаны с необходимостью изучения насилия на данном этапе межличностных отношений. Выделяются сходства и различия добрачных отношений с отношениями брака и семьи. Добрачные романтические отношения представлены двумя основными формами отношений: Некоторые ученые, в частности С.

Захаров, предпочитают говорить о двух формах неформальных союзов: В рамках концепции жизненного цикла, описанной Д. Вульфом, в процессе становления романтических отношений можно выделить четыре основных этапа: При этом подчеркивается присутствие негативных чувств и напряженности в синдроме любовных переживаний, что, хотя и противоречит романтическому канону, представляется вполне закономерным в значимых и эмоционально насыщенных интимных отношениях. В рамках другой концепции, предложенной американским ученым Д.

Мейкписом, в зависимости от степени вовлеченности партнеров в отношения, факторов прекращения отношений, источников конфликтов и открытости для окружающих могут быть выделены следующие стадии в процессе добрачных отношений: В последние годы сожительство становится во многих европейских странах, включая Россию, статистически значимой альтернативой официальной семье зарегистрированному браку.

Некоторые отечественные ученые считают распространение сожительств показателем кризиса семьи, ее деградации и упадка например, А. Большинство ученых, исследующих феномен свободных союзов, склоняются к мнению, что изменения в формах семьи происходят вследствие действия совокупности факторов: В данном параграфе анализируются две концепции, объясняющие возникновение и распространение отношений сожительства.

Первая концепция — концепция демографического перехода — основывается на убеждении, что сожительство представляет собой историческую альтернативу браку, и соответственно новый рациональный тип воспроизводства населения приходит на смену традиционному. В завершении параграфа проводится сравнительный анализ добрачных и супружеских отношений, который позволил выявить сходства и различия между этими типами интимных отношений. Основные отличия заключаются в том, что добрачные отношения часто лишены юридических и финансовых ограничений и требований, предъявляемых к брачным отношениям; жены более зависимы от своих супругов, чем партнеры в добрачных отношениях.

Кроме того, процесс завершения добрачных отношений связан с гораздо меньшими затратами и трудностями, чем обычно требуется для завершения брачных отношений. Однако эти отношения обладают сходствами в вопросах приватности, чрезвычайной интенсивности и эмоциональной вовлеченности партнеров, что способствует возникновению психологической ловушки, присущей обоим типам отношений. В результате анализа поведения и установок современной российской молодежи по отношению к интимным добрачным отношениям выявлено, что наиболее значимыми демографическими тенденциями являются снижение брачности, распространение неформальных сожительств, увеличение среднего возраста заключения брака и среднего возраста рождения первого ребенка.

По данным исследования Т. Гурко, в г. Феномен установления интимных добрачных отношений непосредственно связан с началом сексуальной жизни подростков и молодых людей и соответственно - с проблемами ЗППП и ранними абортами. В заключении параграфа делается вывод о необходимости изучения добрачных отношений в России, прежде всего, среди молодежи, так как чаще всего именно молодые люди в возрасте до 29 лет предпочитают неформальные добрачные отношения официальному браку, в процессе которых формируются основные нормы и паттерны интимной коммуникации.

В первую очередь диссертант анализирует историю изучения насилия в межличностных интимных отношениях в США и других развитых странах. Именно здесь насилие в межличностных интимных, прежде всего, семейно-брачных отношениях стало признаваться социальной проблемой и активно исследоваться уже в середине XX века. Далее анализируется история социологического изучения насилия в межличностных интимных отношениях в Российской Федерации.

Обзор современной западной и отечественной социологической литературы позволил выделить несколько основных типов насилия в зависимости от того, кто из членов семьи пострадал от насилия, а также последствий совершения насилия в интимных отношениях. В качестве жертв насилия выступают все члены семьи и оба партнера в межличностных отношениях, поэтому выделяют насилие над детьми в семье, насилие между сиблингами, насилие над престарелыми членами семьи, насилие над женами, насилие над мужьями и другие.

Диссертант отмечает, что признание мужчин в качестве жертв межличностного насилия затруднено по причине существующих гендерных стереотипов. Более того, конфликт интересов из-за перераспределения власти и денег между разными политически активными группами внутри научного сообщества еще больше сокращает возможности изучения и обсуждения разных аспектов данной проблемы. В зависимости от стадии развития интимных отношений помимо супружеского и семейного насилия ученые выделяют насилие в межличностных отношениях в добрачный период.

Диссертант подчеркивает, что эта проблема все еще крайне мало изучена на Западе и не поднималась в России. Характер последствий межличностного насилия определяет три доминирующих типа насилия: Отмечается, что психологическая агрессия и сексуальное насилие являются наименее изученными типами насилия в межличностных отношениях, в то время как физическому насилию посвящено большинство исследований в данной области.

Показано, что впервые насилие в добрачных отношениях как самостоятельный объект исследования выступило в работах американского ученого Д. Мейкписа в начале х годов XX века. Очевидно, что систематические исследования насилия и агрессии в добрачных отношениях имеют короткую историю. Мейкпис делает вывод, что насилие в добрачных отношениях - это не просто супружеское насилие до брака. Это отдельный феномен со специфической динамикой, которая может быть понятна только в свете проблем и стадий самих этих отношений.

Основываясь на принципах теории социального обмена, Д. Мейкпис выделяет два различных типа насилия в добрачных отношениях: В анализе результатов исследований насилия в добрачных отношениях вплоть до г. Западные исследования последних лет, рассмотренные в данном параграфе, подтверждают выявленные ранее тенденции. Кроме того, диссертант показывает, что многочисленные современные исследования свидетельствуют о гендерной симметрии в совершении физического насилия.

Что касается мотивации совершения физического насилия в добрачных отношениях мужчинами и женщинами, то анализ литературы демонстрирует довольно противоречивые результаты. Однако автор диссертации отмечает, что новейшие исследования например, исследование Р. Страуса в г. Далее показано, что феномен насилия на стадии добрачных отношений и особенно в период свиданий в России практически не изучен за исключением нескольких единичных исследований например, В.

Левицкой и ее коллег. По причине ограниченного числа отечественных исследований насилия, совершаемого молодежью именно в интимных межличностных отношениях, в данном параграфе рассмотрены исследования, демонстрирующие общий уровень агрессивности молодежи и подростков. Показан высокий уровень психологической агрессии и сексуального принуждения и насилия в отношениях молодых людей. Далее диссертант выделяет четыре основных подхода для объяснения различий в уровне физического насилия в добрачных и супружеских отношениях, которые чаще всего подвергаются эмпирической проверке в современных западных исследованиях.

Первый подход заключается в том, что сходства в структуре добрачных и супружеских отношений приводят к отсутствию значимых различий в уровне насилия в этих отношениях. Согласно второму подходу , добрачные отношения, являясь романтической прелюдией браку, характеризуются минимальным уровнем физического насилия по сравнению с отношениями супружества. Третий подход строится на том основании, что именно в динамике супружеских отношений кроется главный источник насилия.

Следовательно, насилие между интимными партнерами будет нарастать по мере приближения их отношений к модели традиционных супружеских отношений. Четвертый подход заключается в ожидании более высокого уровня физического насилия именно в добрачных отношениях по сравнению с супружескими и внутрисемейными отношениями. Анализ диссертантом эмпирических исследований, тестирующих данные подходы, выявил правоту, скорее третьего подхода, согласно которому уровень насилия между интимными партнерами нарастает по мере приближения их отношений к модели традиционных супружеских отношений, хотя при этом максимальный уровень насилия наблюдается в отношениях сожительства по сравнению с отношениями свиданий и супружества.

Особое внимание уделено результатам эмпирической проверки рассмотренных теорий зарубежными и отечественными исследователями. Своей задачей в рамках каждой теории диссертант ставила выделение факторов риска в совершении насилия в добрачных отношениях, которые были объединены в единую модель, далее подвергнутую эмпирической проверке.

Для объяснения совершения насилия в добрачных интимных отношениях, когда причины насилия заключаются в конфликтных характеристиках межличностной коммуникации партнеров, диссертант использует теорию напряжения. Признавая существование разных версий данной теории, автор диссертации использует общую теорию напряжения general strain theory Р.

Далее в рамках микросоциологических теорий, а именно теорий социализации и социального научения рассмотрены другие факторы риска, способные объяснять и предсказывать совершение насилия в интимных добрачных отношениях — опыт насилия в детстве, оправдание норм насилия и история правонарушений. Описаны основные механизмы, посредством которых происходит научение навыкам агрессивного поведения и усвоение норм насилия в интимных отношениях, среди которых оперантное обусловливание и классический условный рефлекс, моделирование и косвенное научение.

Разновидностью теории социализации и социального научения, но в области криминологии, можно считать теорию дифференциальной ассоциации. В рамках данной теории насилие в добрачных отношениях может рассматриваться как вид криминального поведения, и если у индивида имеется опыт совершения других криминальных поступков кражи, нападения и т. В отличие от общей теории напряжения и теории контроля, теории социального научения и дифференциальной ассоциации делают акцент на установлении позитивных отношений с окружающими девиантами.

Обзор эмпирических исследований, тестирующих связь опыта насилия с совершением насилия в интимных отношениях, наряду с подтверждающими эту связь результатами например, Дж. Макросоциологические теории объясняют межличностное насилие теми факторами, которые находятся за пределами интимных отношений. Радикально-феминистские ученые считают, что существующие в современной культуре патриархальные верования и убеждения в своём крайнем проявлении в буквальном смысле дают мужчинам право контролировать поведение женщин, в том числе с помощью силы К.

Диссертантом также рассмотрена одна из современных версий теории патриархальности, а именно теория власти-контроля, разработанная Д. Хаганом и коллегами в г. Результаты отечественных и зарубежных эмпирических исследований, тестирующих связь патриархальности и доминирования мужчин с совершением ими насилия в интимных отношениях, противоречивы. Для объяснения совершения насилия в зависимости от характера отношений, складывающихся между партнерами на свиданиях и в сожительстве, а именно конфликтов в отношениях как типа психологической агрессии помимо общей теории напряжения Р.

Агнью диссертантом использована теория стресса отношений Р. В отечественной литературе эта теория также известна под именем диалектической концепции или модели криминогенной супружеской сожительской ситуации. Обзор эмпирических исследований позволил диссертанту прийти к выводу, что структура добрачных отношений, скорее, способствует возникновению в них насилия, и что психологическая агрессия в форме конфликтов в отношениях не является заместителем физического насилия.

Это опровергает теорию катарсиса, отстаиваемую З. Агрессия сама представляет собой тип дезадаптированных межличностных отношений, служащих чаще всего первой ступенью в континууме форм агрессивного поведения в отношениях между интимными партнерами. В основе теорий сдерживания лежит предположение У.

Реклесса о существовании внешних и внутренних барьеров, сдерживающих людей от нарушения социальных и юридических норм в обществе. Многие ученые полагают, что причина насилия в интимных отношениях заключается в том, что потенциальная цена за совершение насилия в отношении интимного партнера слишком низкая Л.

Далее диссертант рассматривает обязательную службу в армии в качестве возможного фактора, оказывающего сдерживающий эффект на вероятность совершения насилия молодыми мужчинами, которые являются студентами российских ВУЗов. Агнью общая теория напряжения может быть успешно применена к объяснению влияния не только микро-, но и макроуровневых контекстуальных факторов социальный стресс на совершение преступлений и насилия в интимных отношениях. Так, например, влияние стрессоров, связанных с трудными условиями жизни, бедностью, безработицей и др.

Рассмотренные в работе социологические и криминологические эмпирические исследования Дж. В заключении главы диссертант подчеркивает, что рассмотрение определенных факторов риска в рамках конкретных теорий в данном параграфе не означает их исключительную принадлежность только этим теориям. Создание комплексной теоретической модели факторов риска в совершении насилия в добрачных интимных отношениях связано с необходимостью в предсказании вероятности совершения насилия и для снижения уровня насилия в добрачных отношениях в процессе проведения мер ранней диагностики и первичной профилактики в образовательных, медицинских и иных учреждениях.

Далее рассмотрены существующие интегративные модели, основные из которых представляются либо слишком сложными в использовании например, модель Р. Поэтому, следуя рекомендации К. В авторскую модель включено 15 факторов риска см. Антисоциальные и пограничные черты личности, контроль злости, ревность и негативная атрибуция отражают личностные характеристики респондентов. М ежличностные факторы риска — это опыт насилия в детстве, история правонарушений, злоупотребление алкоголем, социальная интеграция, самоконтроль, конфликты с партнером, насилие со стороны партнера и оправдание норм насилия.

К социальным факторам риска относятся доминирование и стрессовые условия жизни. Уровень насилия в добрачных отношениях значимо не отличается от уровня насилия в супружеских отношениях.

При этом уровень насилия в отношениях свиданий ниже, чем в браке и отношениях сожительства, а в отношениях сожительства — выше, чем в браке и в отношениях свиданий. Агрессивное поведение в добрачных отношениях характеризуется гендерной симметрией, а именно: Однако виктимизация в результате сексуального насилия и травм выше для женщин, в то время как сексуальное насилие и травмы причиняются чаще мужчинами, чем женщинами. При этом 12 факторов риска, а именно: Три другие фактора риска: Мотивация в совершении насилия над интимным партнером характеризуется гендерной симметрией, а именно: Три фактора риска, в отношении которых не существует единого мнения об их прямом влиянии на вероятность совершения насилия, а именно: Злоупотребление алкоголем оказывает непрямое значимое влияние на совершение насилия в добрачных интимных отношениях посредством повышения шансов возникновения насилия и конфликтов с партнером, усиления в восприятии социального стресса, норм, оправдывающих насилие, и негативной атрибуции, а также посредством ослабления контроля злости и самоконтроля.

Медиаторы, в свою очередь, повышают шансы совершения насилия в добрачных отношениях. Переживание респондентом насилия в детстве оказывает непрямое значимое влияние на совершение им насилия в добрачных интимных отношениях посредством повышения вероятности совершения других правонарушений, усвоения норм насилия, усиления социального стресса, формирования антисоциальных и пограничных склонностей в поведении, а также посредством снижения самоконтроля и ослабления социальных контактов.

Доминирование, выражающееся через стремление контролировать интимного партнера, оказывает непрямое значимое влияние на совершение насилия в добрачных интимных отношениях посредством усиления ревности и тенденции к негативной атрибуции, а также через снижение самоконтроля.

Качество жизни проявляется через показатели ожидаемой продолжительности жизни, уровень зарегистрированных убийств на тысяч человек, Джини индекс, среднедушевой ВВП, пересчитанный по паритету покупательной способности ВВП по ППП и другие социальные характеристики. Далее подробно описаны характеристики респондентов в каждом исследовании, методы и процедуры исследований, а также статистические методы анализа, основными из которых являются дисперсионный, корреляционный анализ и путевой анализ, основанный на методе бинарной логистической регрессии.

Причем различия в уровне насилия между этими группами статистически значимы. Полученные результаты согласуются с данными исследования насилия в интимных отношениях российских студентов, которое является частью крупного международного исследования.

И всероссийское исследование, и студенческое исследование выявили половые различия в уровне совершения насилия над интимным партнером, а именно: Однако эти гендерные различия достигают уровня статистической значимости только в студенческом исследовании. Кроме того, исследование, проведенное на студенческой выборке, позволило выявить, что женщины гораздо чаще мужчин сообщали о совершении психологической агрессии и причинении травм интимному партнеру в добрачных отношениях.

При этом девушки сообщали о более высоком уровне виктимизации в результате практически всех видов насилия в отношениях, однако, статистически значимая разница по признаку пола выявлена только в случае переживания сексуального насилия и травм. В работе рассмотрены возможные объяснения полученному результату. Кроме того, выявлено гораздо более негативное влияние опыта насилия в детстве на женщин по сравнению с мужчинами, а именно, что жестокое обращение в детстве, будь то в семье или за ее пределами, прямо и косвенно связано с большей вероятностью совершения насилия женщинами над партнером в межличностных отношениях до брака.

Гипотеза о том, что фактор доминирования оказывает непрямое значимое влияние на совершение насилия в добрачных интимных отношениях посредством усиления ревности и тенденции к негативной атрибуции, 1 а также через снижения самоконтроля, в целом подтвердилась, однако были выявлены значимые тендерные различия, не позволяющие говорить о подтверждении радикально-феминистских теорий. Статистически значимая корреляция обнаружена между ожидаемой продолжительностью жизни в каждой из 32 стран, принявших участие в международном исследовании, и уровнем насилия в добрачных отношениях.

При этом выявлена предполагаемая положительная, хотя и не достигшая уровня статистической значимости, корреляция между уровнем насилия в отношениях и уровнем убийств, а также Джини индексом, отражающим неравенство в распределении семейных бюджетов. Основным результатом настоящего эмпирического исследования стало эмпирическое тестирование заявленной во второй главе теоретической модели факторов риска в совершении насилия в добрачных отношениях отдельно мужчинами и женщинами. Наконец, в заключительной главе ставились задачи: Проанализировав современные стратегии реагирования на проблему межличностного насилия, мы пришли к выводу, что преобладающим подходом в современной политике большинства западных стран является сострадание, в США - контроль, который выражается через применение стратегий обязательного реагирования, и в России - бездействие.

Учитывая результаты настоящего теоретического и эмпирического исследования, а также опыт социальной политики западных стран, нами сформулированы принципы, на основе которых необходимо выстраивать меры профилактики насилия в добрачных отношениях в.

Мы подчеркнули, что оказание помощи жертвам на момент, когда насилие уже произошло, очень важно, однако не воздействует на сложную динамику межличностного насилия. Именно меры ранней диагностики и первичной профилактики насилия до того, как оно свершилось, видятся нам приоритетными направлениями в социальной политике в области добрачного, а также супружеского и семейного насилия в России.

Основные цели программ первичной профилактики для российских подростков и молодежи диссертант видит в информировании о проблеме насилия в добрачных отношениях, в изменении установок, оправдывающих насилие над интимным партнером, а также в формировании навыков ассертивной межличностной коммуникации, не совместимой с насилием.

В заключительной главе диссертант отмечает, что меры первичной профилактики должны быть направлены на предотвращение насилия, совершаемого не только мужчинами, но и женщинами. В рамках вторичной и третичной профилактики в целях оказания помощи жертвам насилия и работы с агрессорами делается вывод о необходимости организации специальных центров психологической помощи и кризисных телефонных линий при учебных заведениях и по месту работы молодежи.

Наказание как форма реагирования на насилие в добрачных отношениях видится диссертанту наименее эффективной стратегией в России. Жестокое обращение с ребенком. Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции.

Поколение, которое теряет Россия. Антиобщественные проявления в молодежной среде: Воспроизводство населения и общество: История, современность, взгляд в будущее. Финансы и статистика, Драктика сожительств в России: Если вам немного за тридцать. Как растут доходы россиян. Социология преступности, накроктизма, проституции. Изд-во Московского ун-та, Социологический и демографический аспекты. Что было пороками, стало нравами.

Домашнее насилие в отношении женщин: О разделении общественного труда. Институционализация отношений сожительства Электронный ресурс.: Ежегодный Доклад о положении с правами человека в странах мира за год. Института Социологии РАН , Наказание несовершеннолетних и его региональные особенности: Российская семья на европейском фоне по материалам международного социологического исследования.

Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. Учебное пособие для вузов. Ценностные основы семьи, СПб.: Внебрачные и альтернативные немодальные семьи: Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Сексуальная культура в России: Криминологические проблемы профилактики правонарушений молодежи: Трудная дорога к равноправию. Региональная информационная кампания в странах СНГ и Литве, Результаты репрезентативного опроса населения России, Вербальная агрессия в семье: Системы реагирования на домашнее насилие: Насильственные преступления в сфере семейно-бытовых отношений и проблемы их профилактики: Лозинского в 2-х тт.

Министерство внутренних дел Российской Федерации: Состояние преступности в РФ за январь-декабрь г. Насилие и его влияние на здоровье. Во власти зеленого змия.

Сколько алкоголя потребляют в России? Изд-во Политической лит-ры, Положение молодежи в России. Положение молодежи и реализация государственной молодежной политики в Российской Федерации. Преступность и правопорядок в России.

Преступность среди социальных подсистем. Расследование, ответственность перед потерпевшим и правила полицейского делопроизводства в делах по насилию в отношении женщин: Издание Межрегиональной Ассоциации кризисных центров для женщин. Демографическое будущее развитых обществ: Информационный портал Open Women Line, Жестокое обращение с детьми: Насилие над детьми в семье как социокультурное явление в современной России Электронный ресурс.: Смертность от внешних причин в России: Социальный атлас российских регионов: Независимый институт социальной политики.

Индекс развития человеческого потенциала. Углубленное исследование, посвященное всем формам насилия в отношении женщин. Материалы IV Конгресса психиатров России. Army service and draft deferment for students. С года более тысячи детей в России были убиты своими родителями. Материнская смертность в России. Центр содействия реформе уголовного правосудия: Тюрьма и воля, Брак, семья, закон Социально-правовые очерки.

Уголовно-правовое и криминологическое значение Электронный ресурс.: Наркоситуация в молодежной среде: Расстройства личности психопатии в современных психиатрических классификациях. Практика рационально-эмоциональной поведенческой терапии. Foundation for a General Strain Theory of crime and delinquency pp.

New York University Press, General Strain Theory pp. Gender, status, and domestic violence: Assessment of the reliability of the Conflict Tactics Scales: Sex differences in aggression between heterosexual partners: The two facets of female violence: Of mice and women: Aspects of female aggression. Estimating the effects of criminal sanctions on crime rates.

Working with violent families. Effects of alcohol on human aggression: Sex differences in jealousy: Self-report of fighting by females: Sex differences in direct aggression: What are the psychological mediators?

The relation between alcohol and aggression: Understanding a New Typology of Batterers: University Press of America. The association between stress anddrinking: Measuring the extent of woman abuse in intimate heterosexual relationships: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders: Yale University Press, Development and validation of a coercive control measure for intimate partner violence.

For the National Institute of Justice. University of Chicago Press, How to control your anger before it controls you. Carol Publishing Group, Family Violence across the lifespan: Sage Publication, 2nd ed. Sexual abuse of wives.

Forced secularization in Soviet Russia: Will words ever harm me? Through a sociological lens: Current controversies on family violence. A systems theory approach. Alcohol and intimate partner violence: Do we have enough information to act? Gender, crime, and desistance: Spousal homicide in Russia versus the United States: Spousal homicide in Russia. General Theory of Crime. Stanford University Press, Risk Preferences and Patriarchy: Reconceived Juvenile Delinquency and Gender Revisited: The class structure of gender and delinquency: Class in the Household: Daubing the drudges of fury: Personality correlates of men who batter and nonviolent men: Life stress events and alcohol misuse: Television and violent criminal behavior: Sex differences in indirect aggression.

Dating violence among adolescents: Gender, masculinities and crime: Status relationships in marriage: The Relationship of Cohabitation and Mental Health: Typifying contemporary social problems.

Patriarchal terrorism and common couple violence: Are there any gender differences in sustaining dating violence? National Clearinghouse on Family Violence. Violence in Dating Relationships: Public Health Agency of Canada, Are cohabiting relationships more violent than marriage? Center for research on child wellbeing, — 33 p. Exerting power or striking back: The context of marriage and crime: The hidden rape victim: American Psychological Association, A Journal of Research.

Delinquent behavior, official delinquency, and gender: Shared Beginnings, Divergent Lives: Delinquent Boys to Age Social exchange in developing relationships. Marital cohesiveness and dissolution: Family violence in cross-cultural perspective. Effects of television on children and youth. Alcohol and female disinhibition pp. The Wrongs of Passage: Dating violence among college men and women.

Hitting Without a License: Jealousy, romantic love, and liking: Violence in the family: Social theory and social structure. Toward the codification of theory and research. The Free press, The Violence Against Women Act of Modernization, cultural change, and democracy: Cambridge University Press, Cohabitation, marriage, and trajectories in well-being and relationships. California Center for Population Research, Marriage and the family. Addison-Wesley Publishing Company, Through a psychological lens: Victims of dating violence among high school students.

Это означает рассмотрение межличностного насилия в добрачных отношениях как феномена, находящегося под воздействием множества различных факторов. Основные теоретические подходы к объяснению межличностного насилия в работе условно распределены в две группы — макро- и микросоциологические теории. Микросоциологические теории объясняют межличностное насилие факторами, которые находятся в структуре самих интимных отношений и заключаются в индивидуальных особенностях партнеров теории индивидуальных различий, теории контроля, теории социальных связей , механизмах научения насилию теории социализации и социального научения или в конфликтных характеристиках межличностной коммуникации партнеров теории напряжения, теории межличностного взаимодействия.

В рамках теорий индивидуальных различий корни межличностного насилия видятся в индивидуальных особенностях людей, совершающих насилие, которые страдают от расстройств личности, прежде всего, антисоциальных или пограничных теории психопатологии , характеризуются выраженностью таких психологических черт, как негативная атрибуция, ревность, враждебность и др. Чиффриллер, а также российские ученые: Однако авторы отмечают, что психическая патология может, скорее, способствовать совершению противоправных деяний, включая насилие в интимных отношениях, чем служить их единственной причиной.

Некоторые исследователи например, Дж. Основываясь на результатах обзора современных исследований насилия в добрачных отношениях Дж. Теория контроля и теория социальных связей, разработанные наряду с другими учеными Т. Хирши, позволяют выделить в качестве индивидуальных факторов риска в совершении насилия, которые в дальнейшем подвергнуты эмпирической проверке, низкий самоконтроль и неадекватную социальную интеграцию респондентов соответственно.

Роль злости не только как личностной черты, но и как особого состояния, способствующего совершению насилия над интимным партнером, исследуется диссертантом далее в тексте при рассмотрении общей теории напряжения Р. В рамках биологических или психофармакологических теорий особое внимание уделено злоупотреблению в принятии алкоголя как значимому фактору риска в совершении насилия в межличностных интимных отношениях К. В работе рассмотрены три основные теоретические модели, объясняющие связь между принятием алкоголя и совершением насилия: Обзор диссертантом эмпирических исследований, а также мета-анализ Д.

Джил-Гонзалесом и коллегами количественных исследований, опубликованных в международных журналах в период с г.

Для объяснения совершения насилия в добрачных интимных отношениях, когда причины насилия заключаются в конфликтных характеристиках межличностной коммуникации партнеров, диссертант использует теорию напряжения. Признавая существование разных версий данной теории, автор диссертации использует общую теорию напряжения general strain theory Р. Далее в рамках микросоциологических теорий, а именно теорий социализации и социального научения рассмотрены другие факторы риска, способные объяснять и предсказывать совершение насилия в интимных добрачных отношениях — опыт насилия в детстве, оправдание норм насилия и история правонарушений.

Описаны основные механизмы, посредством которых происходит научение навыкам агрессивного поведения и усвоение норм насилия в интимных отношениях, среди которых оперантное обусловливание и классический условный рефлекс, моделирование и косвенное научение. Разновидностью теории социализации и социального научения, но в области криминологии, можно считать теорию дифференциальной ассоциации. В рамках данной теории насилие в добрачных отношениях может рассматриваться как вид криминального поведения, и если у индивида имеется опыт совершения других криминальных поступков кражи, нападения и т.

В отличие от общей теории напряжения и теории контроля, теории социального научения и дифференциальной ассоциации делают акцент на установлении позитивных отношений с окружающими девиантами. Обзор эмпирических исследований, тестирующих связь опыта насилия с совершением насилия в интимных отношениях, наряду с подтверждающими эту связь результатами например, Дж.

Макросоциологические теории объясняют межличностное насилие теми факторами, которые находятся за пределами интимных отношений. Радикально-феминистские ученые считают, что существующие в современной культуре патриархальные верования и убеждения в своём крайнем проявлении в буквальном смысле дают мужчинам право контролировать поведение женщин, в том числе с помощью силы К.

Диссертантом также рассмотрена одна из современных версий теории патриархальности, а именно теория власти-контроля, разработанная Д. Хаганом и коллегами в г. Результаты отечественных и зарубежных эмпирических исследований, тестирующих связь патриархальности и доминирования мужчин с совершением ими насилия в интимных отношениях, противоречивы.

Для объяснения совершения насилия в зависимости от характера отношений, складывающихся между партнерами на свиданиях и в сожительстве, а именно конфликтов в отношениях как типа психологической агрессии помимо общей теории напряжения Р. Агнью диссертантом использована теория стресса отношений Р. В отечественной литературе эта теория также известна под именем диалектической концепции или модели криминогенной супружеской сожительской ситуации. Обзор эмпирических исследований позволил диссертанту прийти к выводу, что структура добрачных отношений, скорее, способствует возникновению в них насилия, и что психологическая агрессия в форме конфликтов в отношениях не является заместителем физического насилия.

Это опровергает теорию катарсиса, отстаиваемую З. Агрессия сама представляет собой тип дезадаптированных межличностных отношений, служащих чаще всего первой ступенью в континууме форм агрессивного поведения в отношениях между интимными партнерами. В основе теорий сдерживания лежит предположение У. Реклесса о существовании внешних и внутренних барьеров, сдерживающих людей от нарушения социальных и юридических норм в обществе.

Многие ученые полагают, что причина насилия в интимных отношениях заключается в том, что потенциальная цена за совершение насилия в отношении интимного партнера слишком низкая Л.

Далее диссертант рассматривает обязательную службу в армии в качестве возможного фактора, оказывающего сдерживающий эффект на вероятность совершения насилия молодыми мужчинами, которые являются студентами российских ВУЗов. Агнью общая теория напряжения может быть успешно применена к объяснению влияния не только микро-, но и макроуровневых контекстуальных факторов социальный стресс на совершение преступлений и насилия в интимных отношениях.

Так, например, влияние стрессоров, связанных с трудными условиями жизни, бедностью, безработицей и др. Рассмотренные в работе социологические и криминологические эмпирические исследования Дж. В заключении главы диссертант подчеркивает, что рассмотрение определенных факторов риска в рамках конкретных теорий в данном параграфе не означает их исключительную принадлежность только этим теориям.

Создание комплексной теоретической модели факторов риска в совершении насилия в добрачных интимных отношениях связано с необходимостью в предсказании вероятности совершения насилия и для снижения уровня насилия в добрачных отношениях в процессе проведения мер ранней диагностики и первичной профилактики в образовательных, медицинских и иных учреждениях.

Далее рассмотрены существующие интегративные модели, основные из которых представляются либо слишком сложными в использовании например, модель Р. Поэтому, следуя рекомендации К. В авторскую модель включено 15 факторов риска см. Антисоциальные и пограничные черты личности, контроль злости, ревность и негативная атрибуция отражают личностные характеристики респондентов. М ежличностные факторы риска — это опыт насилия в детстве, история правонарушений, злоупотребление алкоголем, социальная интеграция, самоконтроль, конфликты с партнером, насилие со стороны партнера и оправдание норм насилия.

К социальным факторам риска относятся доминирование и стрессовые условия жизни. Концептуальная модель факторов риска в совершении физического насилия в добрачных отношениях с указанием направления влияния. В данной главе приводятся результаты и выводы эмпирических исследований, проведенных диссертантом, а именно: Уровень насилия в добрачных отношениях значимо не отличается от уровня насилия в супружеских отношениях. При этом уровень насилия в отношениях свиданий ниже, чем в браке и отношениях сожительства, а в отношениях сожительства — выше, чем в браке и в отношениях свиданий.

Агрессивное поведение в добрачных отношениях характеризуется гендерной симметрией, а именно: Однако виктимизация в результате сексуального насилия и травм выше для женщин, в то время как сексуальное насилие и травмы причиняются чаще мужчинами, чем женщинами. При этом 12 факторов риска, а именно: Три другие фактора риска: Мотивация в совершении насилия над интимным партнером характеризуется гендерной симметрией, а именно: Три фактора риска, в отношении которых не существует единого мнения об их прямом влиянии на вероятность совершения насилия, а именно: Злоупотребление алкоголем оказывает непрямое значимое влияние на совершение насилия в добрачных интимных отношениях посредством повышения шансов возникновения насилия и конфликтов с партнером, усиления в восприятии социального стресса, норм, оправдывающих насилие, и негативной атрибуции, а также посредством ослабления контроля злости и самоконтроля.

Медиаторы, в свою очередь, повышают шансы совершения насилия в добрачных отношениях. Переживание респондентом насилия в детстве оказывает непрямое значимое влияние на совершение им насилия в добрачных интимных отношениях посредством повышения вероятности совершения других правонарушений, усвоения норм насилия, усиления социального стресса, формирования антисоциальных и пограничных склонностей в поведении, а также посредством снижения самоконтроля и ослабления социальных контактов.

Доминирование, выражающееся через стремление контролировать интимного партнера, оказывает непрямое значимое влияние на совершение насилия в добрачных интимных отношениях посредством усиления ревности и тенденции к негативной атрибуции, а также через снижение самоконтроля. Качество жизни проявляется через показатели ожидаемой продолжительности жизни, уровень зарегистрированных убийств на тысяч человек, Джини индекс, среднедушевой ВВП, пересчитанный по паритету покупательной способности ВВП по ППП и другие социальные характеристики.

Далее подробно описаны характеристики респондентов в каждом исследовании, методы и процедуры исследований, а также статистические методы анализа, основными из которых являются дисперсионный, корреляционный анализ и путевой анализ, основанный на методе бинарной логистической регрессии. Причем различия в уровне насилия между этими группами статистически значимы.

Полученные результаты согласуются с данными исследования насилия в интимных отношениях российских студентов, которое является частью крупного международного исследования. И всероссийское исследование, и студенческое исследование выявили половые различия в уровне совершения насилия над интимным партнером, а именно: Однако эти гендерные различия достигают уровня статистической значимости только в студенческом исследовании.

Кроме того, исследование, проведенное на студенческой выборке, позволило выявить, что женщины гораздо чаще мужчин сообщали о совершении психологической агрессии и причинении травм интимному партнеру в добрачных отношениях. При этом девушки сообщали о более высоком уровне виктимизации в результате практически всех видов насилия в отношениях, однако, статистически значимая разница по признаку пола выявлена только в случае переживания сексуального насилия и травм.

Первая гипотеза об отсутствии значимых различий в уровне насилия в добрачных и супружеских отношениях по результатам всероссийского и международного студенческого исследований подтвердилась. При этом также подтвердилось предположение о минимальном уровне насилия в отношениях свиданий и максимальном уровне насилия в отношениях сожительства даже при учете действия ведущих демографических переменных пола, возраста, уровня образования, социально-экономического статуса респондента и других.

Причем в студенческих семьях и партнерских союзах уровень насилия еще выше. Полученные данные позволяют заключить, что добрачные отношения представляют собой сложный многоступенчатый процесс, уровень насилия в которых растет с продолжительностью и интенсивностью отношений. Добрачные интимные отношения, прежде всего, отношения сожительства, хотя по своей структуре и напоминают супружеские отношения, отягощены дополнительными факторами, способствующими совершению насилия.

Такими факторами риска в общероссийском исследовании оказались молодой возраст респондентов до 35 лет , их низкий социально-экономический статус, отсутствие работы и др. Вторая гипотеза о гендерной симметрии в совершении и виктимизации в результате физического насилия и психологической агрессии в добрачных отношениях в целом подтвердилась за тем исключением, что молодые женщины в международном студенческом исследовании сообщали даже о более высоком уровне физического насилия, психологической агрессии и о причинении травм, чем мужчины.

Эти результаты согласуются с данными многочисленных западных исследований. О данных отечественных исследований, которые бы демонстрировали подобные результаты, нам не известно. Диссертант подчеркивает, что социологические данные в целом выявляют более высокий уровень совершаемого женщинами насилия, чем демонстрируют данные официальной уголовной статистики.

Далее выдвигаются возможные объяснения гендерной симметрии в уровне насилия, которые могут заключаться в безнаказанности женской агрессии в интимных отношениях, в отсутствии у женщин сдерживающего насилие механизма - эмоции страха перед ответным насилием, гендерных стереотипов, представляющих насилие женщин как несерьезное, не заслуживающее внимания и не причиняющее травм и боли поведение. Третья гипотеза о значимом воздействии исследуемых в работе факторов риска на вероятность совершения насилия в добрачных отношениях подтвердилась: Метод бинарной логистической регрессии позволил выявить, что наиболее значимыми факторами риска в совершении физического насилия в добрачных отношениях для обоих полов оказались социальный стресс, антисоциальные черты личности и конфликтность отношений с партнером.

Каждое увеличение на единицу по четырехбалльной шкале социального стресса увеличивает шансы совершения насилия респондентом в 4,5 раза, по шкале антисоциальных черт личности — в 3,3 раза и по шкале конфликтов в отношениях - почти в 2,5 раза. Вполне ожидаемыми оказались результаты об отсутствии прямого значимого влияния факторов злоупотребления алкоголем, опыта насилия в детстве и доминирования на вероятность совершения насилия независимо от пола респондента.

В научной литературе не существует единого мнения о существовании прямой каузальной связи между этими факторами риска и совершением насилия. Следующая гипотеза об опосредованном воздействии трех факторов риска, в отношении которых не существует единого мнения о прямом каузальном влиянии на вероятность совершения насилия, а именно: Наиболее значимыми медиаторами, опосредующими воздействие чрезмерного употребления алкоголя мужчинами на совершение насилия в добрачных отношениях, оказались факторы, связанные со снижением контроля злости и самоконтроля, а также усиление склонности к восприятию ситуации как стрессовой и негативной атрибуции.

Неожиданным результатом является обнаружение прямого значимого влияния злоупотребления алкоголем женщинами на совершение ими насилия над партнером в добрачных отношениях и отсутствие прямой связи для мужчин.

Выявлено гораздо более негативное влияние опыта насилия в детстве на женщин по сравнению с мужчинами, а именно, что жестокое обращение в детстве, будь то в семье или за ее пределами, прямо и косвенно связано с большей вероятностью совершения насилия женщинами над партнером в межличностных отношениях до брака.

Каждое увеличение на единицу по шкале опыта насилия в детстве способствует увеличению шансов совершения насилия над партнером женщинами в 2,5 раза. Фактор доминирования оказывает непрямое значимое влияние на совершение насилия в добрачных интимных отношениях посредством усиления ревности и тенденции к негативной атрибуции, а также через снижение самоконтроля, однако здесь также выявлены значимые гендерные различия.

Основным результатом настоящего эмпирического исследования стало эмпирическое тестирование заявленной во второй главе концептуальной модели факторов риска в совершении насилия в добрачных отношениях, которая представлена отдельно для мужчин и для женщин. Опираясь на классификацию Р. Несмотря на нарастающий интерес к научному исследованию проблемы межличностного насилия в России, реальных шагов в социальной политике государства, направленных на профилактику и борьбу с межличностным насилием, практически не делается.

Основанием для выделения первого похода служат факторы риска в совершении насилия, в соответствии с которыми можно выделить, например, профилактические мероприятия по обучению управлением злостью, тренинги ассертивности и т. Второй подход строится в зависимости от типа и времени проводимых мероприятий, согласно которому можно выделить три основных типа стратегий: Яффе предлагают называть эти стратегии профилактикой первичного, вторичного и третичного уровней соответственно.

В рамках первого подхода стратегии снижения вероятности возникновения насилия в добрачных отношениях заключаются в воздействии на факторы риска насилия , выявленные в диссертационном исследовании.

Подчеркивается, что профилактические меры должны быть направлены на предотвращение насилия, совершаемого не только мужчинами, но и женщинами. Важно стремиться к снижению чрезмерного потребления алкогольных напитков молодыми людьми, а также к информированию молодежи о возможной связи между злоупотреблением алкоголем и насилием посредством третьих переменных, прежде всего, обострения в восприятии социального стресса, оправдании норм насилия, снижения самоконтроля и др.

В рамках второго подхода диссертант подчеркивает значимость разработки и внедрения программ первичной профилактики межличностного насилия уже на стадии добрачных отношений, предпочтительнее на стадии свиданий. Основные цели программ первичной профилактики для подростков и молодежи заключаются: Кроме того, в данном параграфе диссертант приводит примеры конкретных мифов о насилии в добрачных отношениях и подходы к их критике.

В рамках вторичной и третичной профилактики в целях оказания помощи жертвам насилия и работы с агрессорами наиболее эффективными могут оказаться кратковременные когнитивно-бихевиоральные психологические терапии, направленные на обучение управлением злостью, новым навыкам эффективной неагрессивной коммуникации в паре. Наказание как форма реагирования на насилие в добрачных отношениях видится автору наименее эффективной стратегией в России. В заключении диссертант подводит итоги исследования, формулирует полученные результаты.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях: Насилие в добрачных отношениях: Методические материалы для самостоятельной работы студентов.

Влияние основных теорий насилия в семье на деятельность экспертов. Вербальная агрессия в семье: Системы реагирования на домашнее насилие: Статьи в реферируемых международных журналах, вошедших в список Индекса цитирования в социальных науках Social Sciences Citation Index: Статьи в других научных изданиях: Насилие в семье и межличностных отношениях в России: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба.

Астерион, 1 14 , Насколько эффективно и целесообразно жестокое наказание? Материалы международной научно-практической конференции.

Каразина "Социологические исследования современного общества: Масштабы, характер, представления общества. Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной памяти проф. Яцкова Владивосток, сентября Материалы региональной научной конференции.