Полное собрание стихотворений Александр Пушкин

03.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Полное собрание стихотворений Александр Пушкин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Полное собрание сочинений Автор: Луиза Кларк приезжает в Нью-Йорк, готовая начать новую жизнь. И попадает в другой мир, в…. Быть самим собой — вот что осталось при Борисе Градове, когда он оказался в другом мире.

Меня зовут Лютеция, но для всех я просто Лютик. Мне семнадцать лет, и как, наверное,…. Футболист национальной сборной Юрий Столешников в ответственный момент не забивает…. В приближение войны с татарами на Руси по-прежнему никто…. Алина считает, что ее жизнь сложилась очень удачно: Страна стремительно катится в пропасть.

Разгул бандитизма и коррупции. В году, когда царская семья ждала решения о своей участи в печально известном доме…. Хорошо ли быть белой ведьмой? А получить приглашение на отбор невест для повелителя самой…. Мир фронтира, пустоши погибших городов, сбор ресурсов, оставшихся после практически…. Молодой попаданец Костя Маркин, он же в новом мире маг-аристократ Кост Марг, уважаемый в….

Дуглас Ричардс — легенда современного технотриллера. Критики в один голос называют его…. Русский Север — беспощадный и потрясающе красивый мир! Здесь даже летом лежат снега, а…. Миры, соединённые порталами, и десятки тысяч рас в противоречивом клубке Тысячемирья. Книгу, которая перевернула всю мою жизнь.

Джо Хардинг просыпается в больнице с частичной амнезией после падения с лестницы в…. У Лорен Вудман необычный талант — видеть пропавших людей. Их образы настигают ее…. Прославленный и опытный воин, герой многочисленных….

С того момента как…. Самые популярные книги Пролетело счастья время, Как, любви не зная бремя, Я живал да попевал, Как в театре и на балах, На гуляньях иль в воксалах Легким зефиром летал; Как, смеясь во зло Амуру, Я писал карикатуру На любезный женской пол; Но напрасно я смеялся, Наконец и сам попался, Сам, увы!

Смехи, вольность — всё под лавку Из Катонов я в отставку, И теперь я — Селадон! Я один в беседке с нею, Вижу… девственну лилею, Трепещу, томлюсь, немею… И проснулся… вижу мрак Вкруг постели одинокой! Испускаю вздох глубокой, Сон ленивый, томноокой Отлетает на крылах.

Страсть сильнее становится И, любовью утомясь, Я слабею всякой час. Всё к чему-то ум стремится, А к чему? Я — по-свойски объяснюсь. Все любовники желают И того, чего не знают; Это свойство их — дивлюсь! Завернувшись балахоном, С хватской шапкой на бекрень Я желал бы Филимоном Под вечер, как всюду тень, Взяв Анюты нежну руку, Изъяснять любовну муку, Говорить: Я желал бы, чтоб Назорой Ты старалася меня Удержать умильным взором.

Иль седым Опекуном Легкой, миленькой Розины, Старым пасынком судьбины, В епанче и с париком, Дерзкой пламенной рукою Белоснежну, полну грудь… Я желал бы… да ногою Моря не перешагнуть. И, хоть по уши влюбленный, Но с тобою разлученный, Всей надежды я лишен. Не владетель я Сераля, Не арап, не турок я. За учтивого китайца, Грубого американца Почитать меня нельзя, Не представь и немчурою, С колпаком на волосах, С кружкой, пивом налитою, И с цыгаркою в зубах.

Не представь кавалергарда В каске, с длинным палашом. Не люблю я бранный гром: Шпага, сабля, алебарда Не тягчат моей руки За Адамовы грехи. Взглянь на стены возвышенны, Где безмолвья вечный мрак; Взглянь на окны загражденны, На лампады там зажженны… Знай, Наталья! Хочу воспеть, как дух нечистый Ада Оседлан был брадатым стариком; Как овладел он черным клобуком, Как он втолкнул Монаха грешных в стадо.

Певец любви, фернейской старичок, К тебе, Вольтер, я ныне обращаюсь. Султан французского Парнасса, Я не хочу седлать коня Пегаса, Я не хочу из муз наделать дам, Но дай лишь мне твою златую лиру, Я буду с ней всему известен миру. Ты хмуришься и говоришь: А ты поэт, проклятый Аполлоном, Испачкавший простенки кабаков, Под Геликон упавший в грязь с Вильоном Не можешь ли ты мне помочь, Барков?

С усмешкою даешь ты мне скрыпицу, Сулишь вино и музу пол-девицу: Не в далеке от тех прекрасных мест, Где дерзостный восстал Иван-великой, На голове златой носящий крест, В глуши лесов, в пустыне мрачной, дикой, Был монастырь; в глухих его стенах Под старость лет один седой Монах Святым житьем, молитвами спасался И дней к концу спокойно приближался.

Наш труженик не слишком был богат, За пышность он не мог попасться в ад. Имел кота, имел псалтирь и четки, Клобук, стихарь да штоф зеленой водки. Взошедши в дом, где мирно жил Монах, Не золота увидели б вы горы, Не мрамор там прельстил бы ваши взоры Там не висел Рафаель на стенах. Увидели б вы стул об трех ногах, Да в уголку скамейка в пол-аршина, На коей спал и завтракал Монах.

Там пуховик над лавкой не вздувался. Хотя монах, он в пухе не валялся Меж двух простынь на мягких тюфяках. А ты, Монах, мятежный езуит! Красней теперь, коль ты краснеть умеешь, Коль совести хоть капельку имеешь; Красней и ты, богатый Кармелит, И ты стыдись, Печерской Лавры житель, Сердец и душ смиренный повелитель… Но, лира!