Прокурор идет ва-банк Александр Звягинцев

04.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Прокурор идет ва-банк Александр Звягинцев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ему захотелось скорее вырваться из этой круговерти и забиться в какой-нибудь уютный уголок, где не спеша можно было бы осушить пару стаканов холодного сока. Он зашагал быстрее, не замечая, как на почтительном расстоянии от него то тут, то там выныривала из толпы седая голова старика из магазина игрушек.

Внимание пожилого человека было полностью сосредоточено на брюнете. Неуклюже размахивая таким же, как и у брюнета, пластиковым пакетом, он цеплял им прохожих, периодически натыкаясь на идущих навстречу людей. Но кто являлся в этой игре охотником, а кто дичью, трудно было определить, ибо вслед за ними, спокойно, без суеты, ловко маневрируя в людском потоке, двигался коренастый крепыш, оставивший свой пост у витрины магазина игрушек.

На первом же перекрестке, увидев слева от себя множество разбросанных по обе стороны улицы небольших ресторанчиков, брюнет направился к ним.

Это было, конечно, не то заведение, в котором хотел скоротать время брюнет, но ему очень уж захотелось посмотреть на завсегдатаев ресторана. И хотя прошло всего четыре дня, как он покинул Москву, вскормившая его мелодия разбудила ностальгическое чувство. Оно вместе с любопытством взяло верх и перечеркнуло другие его планы на вечер. Войдя в ресторан, он наткнулся на дородного швейцара с седой окладистой бородой и сразу же услышал родной российский мат и пьяный смех, который ни с каким другим не спутаешь.

Я просто боюсь, что скоро в Одессе не останется евреев. Подросли и разбежались в разные стороны, забыв о том, кто их сюда привез, и, как вы верно заметили, с такими огромными трудностями.

Каждый из них вполне обходится собственным теплом. А мне остается греться у чужого тепла здесь, у дверей ресторана, чтобы не умереть возле телевизора, который я так любил в Одессе, а здесь возненавидел: Так и не научился на нем говорить…. Чрезмерная болтливость швейцара стала раздражать посетителя, и он, заметив в зале стойку бара, сухо прервал его:. Низкий потолок, однако, не давил и не мешал созданию атмосферы относительного уюта. На стенах были развешаны картины-лубки на русскую тематику и символ Московской Олимпиады — изображения веселых улыбающихся мишек.

За пианино сидел немолодой, с глубокими залысинами мужчина, явно хвативший лишнего, и наигрывал: Почти все столики в ресторане были заняты, но вошедший ничего интересного для себя не заметил. Бармен учтиво налил заказанный напиток, бросил в стакан кубик льда, потом, подумав, добавил второй и подал клиенту.

На секунду он замер, пытаясь скрыть удивление. По выражению лица было видно, что старик очень доволен эффектом своего появления.

По-старомодному поклонившись, он, глядя прямо в глаза собеседнику, несколько иронично произнес:. Глядя на старика и отпивая очередной глоток сока, он думал: Но у кого есть друзья и деньги, ни здесь, ни в СССР в колонии не умирает.

Правда, это недешево стоит. Помните нашу последнюю встречу? Не хотите его продолжить? Надеюсь, вы не думаете, что общаетесь с призраком? Были такой красавец мужчина. Что называется — подарок женщинам ко Дню восьмого марта. По ироничному тону Оболенцева Майер понял, что тот не желает продолжать разговор здесь. Да он и сам хорошо сознавал, что вести эту беседу у стойки бара, к которой всегда приковано внимание зала, неразумно.

Но старик очень боялся упустить Оболенцева и поэтому торопился. Ведь ему так много хотелось сказать старшему следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР, который там, в далекой России, когда-то расследовал его уголовное дело.

Эта случайная встреча — просто подарок для него! Какое-то время два высоких представительных мужчины — седой и брюнет — молча смотрели друг на друга. Со стороны они больше походили на отца и сына, чем на людей, стоящих по разные стороны закона. Майер первым нарушил несколько затянувшееся молчание. Волнуясь и сбиваясь, он немного заискивающе обратился к Оболенцеву:. Старик галантным жестом показал на пустующий в конце зала столик и, видя, как у Оболенцева подобрели глаза, чуть улыбаясь, добавил:.

И без того спертый, тяжелый воздух, смешиваясь с запахом дыма, кухни и парфюмерии, выживал последних посетителей ресторана. Пианист, хорошо разогретый алкоголем, уже без всякого стеснения прикладывался к большой рюмке с водкой, стоявшей перед ним на инструменте. Продолжая выдавливать из пианино мелодии из прошлой советской жизни, он неожиданно соскользнул со стула и упал.

Она легко и непринужденно схватила упившегося музыканта под мышки и уволокла из зала. Сидевшие в глубине ресторана Оболенцев и Майер почти не обращали внимания на то, что происходило в зале. Перед Оболенцевым стояли пустые бокал и кофейная чашка, перед Майером — чашка с нетронутым кофе.

Старик курил, и пепел с зажатой в левой руке сигареты падал прямо в кофе. И только когда пианист с грохотом свалился на пол, Оболенцев, как бы между прочим, заметил:. Не сигнал ли это нам, Рудольф Дмитриевич, для отступления? Майер поднял голову и посмотрел в зал. Подросли и разбежались в разные стороны, забыв о том, кто их сюда привез, и, как вы верно заметили, с такими огромными трудностями. Каждый из них вполне обходится собственным теплом. А мне остается греться у чужого тепла здесь, у дверей ресторана, чтобы не умереть возле телевизора, который я так любил в Одессе, а здесь возненавидел: Так и не научился на нем говорить….

Чрезмерная болтливость швейцара стала раздражать посетителя, и он, заметив в зале стойку бара, сухо прервал его:. Низкий потолок, однако, не давил и не мешал созданию атмосферы относительного уюта. На стенах были развешаны картины-лубки на русскую тематику и символ Московской Олимпиады — изображения веселых улыбающихся мишек. За пианино сидел немолодой, с глубокими залысинами мужчина, явно хвативший лишнего, и наигрывал: Почти все столики в ресторане были заняты, но вошедший ничего интересного для себя не заметил.

Бармен учтиво налил заказанный напиток, бросил в стакан кубик льда, потом, подумав, добавил второй и подал клиенту. На секунду он замер, пытаясь скрыть удивление. По выражению лица было видно, что старик очень доволен эффектом своего появления.

По-старомодному поклонившись, он, глядя прямо в глаза собеседнику, несколько иронично произнес:. Глядя на старика и отпивая очередной глоток сока, он думал: Но у кого есть друзья и деньги, ни здесь, ни в СССР в колонии не умирает. Правда, это недешево стоит. Помните нашу последнюю встречу? Не хотите его продолжить? Надеюсь, вы не думаете, что общаетесь с призраком?

Были такой красавец мужчина. Что называется — подарок женщинам ко Дню восьмого марта. По ироничному тону Оболенцева Майер понял, что тот не желает продолжать разговор здесь. Да он и сам хорошо сознавал, что вести эту беседу у стойки бара, к которой всегда приковано внимание зала, неразумно.

Но старик очень боялся упустить Оболенцева и поэтому торопился. Ведь ему так много хотелось сказать старшему следователю по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР, который там, в далекой России, когда-то расследовал его уголовное дело.

Эта случайная встреча — просто подарок для него! Какое-то время два высоких представительных мужчины — седой и брюнет — молча смотрели друг на друга. Со стороны они больше походили на отца и сына, чем на людей, стоящих по разные стороны закона. Майер первым нарушил несколько затянувшееся молчание. Волнуясь и сбиваясь, он немного заискивающе обратился к Оболенцеву:.

Старик галантным жестом показал на пустующий в конце зала столик и, видя, как у Оболенцева подобрели глаза, чуть улыбаясь, добавил:.