Самые знаменитые влюбленные Александр Соловьев

04.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Самые знаменитые влюбленные Александр Соловьев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Все прежние храмы вели из света во мрак культовой молельни, которая озарялась лишь светильниками у алтарей. Сумрачного состояния души требовала сама природа древних богов, рассчитанная на устрашающее почитание. Культ бога Атона носил совсем иной характер. Главным ритуальным обрядом сопровождался восход солнца, при котором оживали берега Нила, распускались голубые и белые лотосы, из зарослей папируса поднимались стаи птиц, оглашая пробуждающийся мир своими криками.

В этот момент в храме, который представлял собой громадный открытый солнцу двор, жители Ахетатона приносили солнцу свои дары: Стоя на верхней площадке главного алтаря, Эхнатон взмахивал кадильницей с фимиамом, а музыканты, аккомпанировавшие на арфах и лютнях, придворные, жрецы и все молящиеся произносили нараспев слова гимна, посвященного верховному божеству. Царствование фараона Эхнатона действительно походило на утопию. Он не вел войн — старых врагов разгромили его предки, а новые пока не появились.

Нет ни одного изображения фараона, повергающего противника во прах, практически обязательного для всех его предшественников. Рельефы, живописные и скульптурные портреты представляют его человеком, погруженным в философские размышления, с богатым внутренним миром: Главной его радостью была прекрасная жена и семья.

Принимая иноземных послов и заключая важные договоры, он клялся духом бога Солнца и любовью к жене. В папирусе, где записано поучение о семье мудрого фараона, повествуется об идеальном семейном счастье царственной четы до самой смерти. Любовь царской четы стала одним из основных сюжетов для художников Ахетатона — столицы Эхнатона и Нефертити. Сердечные отношения царя и царицы были запечатлены в десятках и сотнях рисунков и барельефов.

Никогда еще в египетском искусстве не появлялись произведения, столь живо демонстрирующие чувства царственных супругов. Сохранились уникальные изображения царских обедов и ужинов. Эхнатон и Нефертити сидят рядом. Около пирующих стоят украшенные цветами лотосов столики с яствами, сосуды с вином. Пирующих развлекают женский хор и музыканты, снуют туда-сюда слуги. Три старшие дочери — Меритатон, Макетатон и Анхесенатон — присутствуют на торжестве.

Статуэтка запечатлела Эхнатона, целующего дочь. На одном из рельефов, обнаруженном в Ахетатоне, запечатлен кульминационный момент этой идиллии — поцелуй Эхнатона и Нефертити. Эту сцену даже можно было бы назвать эротической. Возможно, это было первое изображение семейной любви в мировой истории. На каждой сцене обязательно присутствует Атон — солнечный диск с многочисленными руками, протягивающими царственной чете символы вечной жизни.

Царь и царица изображались как неразлучная пара. Они были символами взаимного уважения и государственных забот. Супруги вместе встречали знатных гостей, вместе молились диску Солнца, вместе раздавали подарки своим подданным. Нефертити играла исключительно важную роль в религиозной жизни Египта того времени, сопровождая супруга во время жертвоприношений, священнодействий и религиозных празднеств.

Она была живым воплощением животворящей силы солнца, дарующей жизнь. Ей возносили молитвы; ни одно из храмовых действ не могло происходить без нее, залога плодородия и процветания всей страны. Божественная ипостась Нефертити — Дочь Солнца — отвечала за поддержание мировой гармонии и исполнение божественного закона.

Царицу чаще всего изображали в ее излюбленном головном уборе — высоком синем парике, обвитом золотыми лентами и уреем, который символически подчеркивал ее связь с грозными богинями, дочерьми Солнца. Но утопия, построенная Эхнатоном, все-таки дала трещину. Нефертити принесла своему мужу шесть дочерей, но так и не смогла подарить ему наследника.

Возможно, в результате Эхнатон охладел к ней. А может быть, она просто постарела…. Возможно, дело было и в политике. К концу своего правления Эхнатон сам обнаруживал признаки усталости в противостоянии фиванским жрецам. Истовая поклонница культа Атона, Нефертити требовала дальнейшего усиления самовластия — Эхнатон был единственной ее опорой. Без своего фараона она была обречена. Как бы то ни было, за два года до смерти Эхнатона Нефертити пропадает с политической арены Египта.

Одна из статуй, обнаруженных в мастерской скульптора Тутмоса, показывает Нефертити на склоне лет. Перед нами то же лицо, все еще прекрасное, но время уже наложило на него свой отпечаток, оставив следы утомленности годами, усталости, даже надломленности. Идущая царица одета в облегающее платье, с сандалиями на ногах. Утратившая свежесть молодости фигура принадлежит уже не ослепительной красавице, а матери шести дочерей, которая многое видела и испытала в своей жизни….

Другие полагают, что она, наоборот, пережила Эхнатона и даже взошла на престол под именем фараона Сменхкара. Сам Эхнатон пережил удаление своей жены не больше чем на три года. С его смертью культ Атона пришел в окончательный упадок, имя фараона было стесано со всех барельефов, а его город разрушен…. В один из дней февраля года великий князь московский Иван III Васильевич держал совет со своими ближними. А вот митрополит московский Филипп на совете отсутствовал, хотя вопрос обсуждался такой, что митрополиту на совете быть полагалось непременно.

Папа и кардинал извещали овдовевшего два года назад князя Московии о том, что при папском дворе пребывает племянница последнего императора Византии Константина XI Палеолога по имени Софья.

Римский иерарх предлагал ее в жены московскому князю. Резоны римских священников были понятны — не прошло и четверти века с момента завершения Флорентийского собора, вроде бы объединившего западное и восточное христианство, как с таким трудом достигнутая уния рассыпалась на глазах.

Именно по этой причине отсутствовал на совете митрополит московский. Однако решающее слово принадлежало не митрополиту, а матери государя. Ее крутого нрава Иван, говорят, побаивался до самой ее смерти.

Но до окончательного решения было еще далеко. Готовился новый поход на Казань. Яростно сопротивлялся росту могущества и влияния Московского княжества Новгород — вопрос с новгородской торгово-аристократической вольницей следовало решать незамедлительно.

Отношения с дряхлеющей, но все еще остававшейся опасной Ордой к тому времени окончательно испортились. Ханы Орды грозили новыми нашествиями. Во-вторых, европейские перспективы династического брака были все же сомнительными. София Зоя Палеолог находилась при папском дворе фактически в роли приживалки. Фома Палеолог, отец Зои и брат императора Константина, бежал из Константинополя после захвата того османами 29 мая года. Некоторое время он провел с семьей на Корфу, после чего отправился в Рим, прихватив с собой в качестве подарка папе римскому забальзамированную голову апостола Андрея Первозванного.

В Риме Фома был принят с почестями и остался жить при папском дворе, через пять лет выписав к себе и детей. Именно в Риме Зоя Палеолог получила имя София. В том же письме, где указан размер пенсии и определено, куда и как ее надо тратить, Виссарион давал наставления и воспитательного толка: Ее можно было попытаться выгодно выдать замуж — и до того, как ее предложили в жены князю московскому, венецианская синьория пыталась ее пристроить дважды.

В первый раз — в году — от Софии отказался король Кипра Жак II де Лузиньян, посчитавший, что слава ее предков не обеспечит ему защиты от оттоманских кораблей, терроризировавших воды Средиземного моря. На сей раз дело дошло даже до обручения, но брак все же не состоялся. Удачной оказалась третья попытка. Вольпе ловко лавировал между двух огней, слыл в Москве за православного, в Риме прикидывался истинным католиком, и там и здесь говорил льстивые речи, а попутно возбуждал в Италии надежды на помощь княжества Московского против турок.

Папа принял посла с великой честью. Портрет этот до наших дней, к сожалению, не сохранился. Поэтому об облике Софии Палеолог мы можем судить лишь по описаниям, которые весьма сильно разнятся, да по посмертной реконструкции в середине х годов ХХ века.

Один из словесных портретов Софии был составлен известным своим злоязычием Луиджи Пульчи придворным поэтом и не особо успешным конфидантом главы Флорентийской республики Лоренцо ди Пьеро де Медичи Великолепного. В устах Пульчи София выглядит совсем непривлекательно: Через два года после возвращения Фрязина Иван III отправляет его в Рим снова — для того, чтобы подтвердить свое согласие на брак с Софией.

В подарок папе отправляется шуба и 70 соболей. Роль великого князя исполнял Иван Фрязин. Невесту к алтарю сопровождала королева Боснии Катерина. В приданое София получила многочисленные подарки, около дукатов, большое количество книг в роскошных окладах они станут основой легендарной библиотеки Ивана Грозного , а также… папского легата генуэзца Антония Бонумбре, епископа Аччии.

С собой он вез латинский крест, рассчитывая возглавить шествие при входе того в Москву. Путь туда оказался кружным и долгим — через города Италии и Германии в Любек и далее морем в Ревель от сухопутного пути через Польшу пришлось отказаться — он был небезопасен.

Это был первый русский город на ее пути. Здесь по распоряжению Ивана III будущей великой княгине была устроена торжественная встреча с хлебом-солью и ритуальной чарой вина. Во время встречи София продемонстрировала, что гораздо лучше папского легата понимает, в какую страну она попала. Первым делом она отправилась под благословление в собор, где прослушала молебен и приложилась к иконам, настояв на том, чтобы иконы почтил и Антоний. Стало очевидно, что планы Ватикана сделать ее проводником католичества на Руси потерпели провал.

Узнав об этом, митрополит Филипп фактически поставил перед Иваном III ультиматум — если крест будет внесен в Москву, митрополит ее покинет в тот же момент. Прямо с дороги она была привезена в церковь, где митрополит благословил ее, а потом отвел в хоромы великой княгини Марии. Вскоре сюда же прибыл и великий князь: Тут же было совершено обручение, а через несколько часов, после литургии, в Успенском соборе Иван Васильевич и София Палеолог были обвенчаны.

Венчание подгадали под день памяти святого Иоанна Златоуста — небесного покровителя московского государя. Отныне и семейное счастье князя Ивана отдавалось под покровительство великого святителя. Проведя в Москве два месяца впустую, Антоний Бонумбре отбыл в Рим с великокняжескими дарами для понтифика.

Византийская принцесса Зоя, питомица папы, стала Софией Фоминичной, великой княгиней московской. А великий князь продемонстрировал, что Москва отныне претендует на статус лидера всего православного мира. Точнее, неизвестно ничего — в русских летописях того времени было не принято подглядывать в замочную скважину. Тем не менее многие полагают, что поладили они неплохо. Во-первых, София родила великому князю десятерых!

Для того чтобы получить подобный уровень влияния на князя, одним из прозвищ которого было Грозный, Софии наверняка потребовалась вся ее мудрость, осторожность и терпение. И конечно, необходимо было подарить ему наследника. А вот этого сделать не удавалось довольно долго. София одну за другой родила трех дочерей, две из которых умерли во младенчестве.

Покой княжеской семьи был нарушен уже в следующем году, когда ордынский хан Ахмат начал поход на Русь. Считается, что к этому решению его активно подталкивала и София, говоря о том, что не пристало государству — наследнику Византии платить дань варварам.

Вряд ли, конечно, стенания Софии стали решающим аргументом — избавиться от унизительной зависимости от Орды Московское княжество мечтало давно.

Но опасность осады Москвы была настолько велика, что Иван III отправил Софию с семейством и казной на Белоозеро это тоже ставили ей в вину ее противники. Сам князь, собрав войско, выдвинулся навстречу Ахмату. Проделки богини, или Невесту заказывали? Не храните деньги в сейфе.

Кровь, кремний и чужие. Смерть под уровнем моря. Наказание по закону гор. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Самые знаменитые влюбленные ". Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Перейти на страницу книги. Александр Соловьев Самые знаменитые влюбленные Предисловие И пускай в мире больше кипящей смолы, чем цветущей сирени Я сильнее судьбы — я твои обнимаю колени. О любви, меняющей мир. Их политическая известность, значимость для своих стран неоспорима. Но истории их любви знамениты едва ли не более, чем истории их правления. Их любовь строилась на чувстве долга и взаимном уважении, на беззаветной преданности друг другу. Эта любовь была способна не только возвысить их как властителей.

Она ломала каноны и устои общества и возводила новые. Случалось, правда, что заданный влюбленными образец оказывался слишком высоким для восприятия. И тогда любовь становилась трагичной. Пример семьи королевы Виктории и принца Альберта с девятью детьми стал образцом, с которым все общество пыталось сравнивать свое поведение, но искренне следовать ему мало кто смог. В итоге Викторианская эпоха одновременно считается и самым романтичным, и самым ханжеским периодом в истории Англии.

Имена Эхнатона и Нефертити были стерты со скрижалей и монументов последующими фараонами. Но полностью стереть память о любви этих семейных пар невозможно. Ибо эта любовь была настоящей. Бум египетских древностей в мире был в самом разгаре. В этом море вполне могли затеряться находки, сделанные одной из жительниц деревушки Телль-эль-Амарна. Тем более что жительница оказалась слишком уж предприимчивой. Лишь один из перекупщиков заинтересовался откровенно бросовым товаром на табличках были не египетские иероглифы, а клинопись, как выяснилось позже — аккадская.

Но поначалу его ждало разочарование — пресыщенные ученые Европы, к тому же еще и раздраженные валом подделок из Египта, не желали иметь дело с сомнительными черепками.

Лишь сотрудники Берлинского музея проявили хоть какой-то интерес. Разобравшись, они поняли, что к ним в руки попало настоящее сокровище — фрагменты переписки фараона Эхнатона со своими представителями в Ханаане и Амурре.

Стало ясно, что таблички точно указывают местоположение таинственного Ахетатона — затерянного в песках Белого города, построенного фараоном Эхнатоном.

Берлинский музей открыл настоящую охоту за фрагментами табличек, к тому времени уже разлетевшимися по всему земному шару. В году в Амарну пожаловал сам Уильям Мэтью Флиндерс Питри — видный британский археолог, первым определивший возраст Стоунхенджа, исследовавший пирамиду Хеопса, открывший древнейшие гробницы фараонов в Абидосе.

Однако его интерес к Амарне оказался поверхностным, и вскоре он забросил раскопки, увлекшись новыми проектами. Только в году Германское восточное общество взялось за Амарну всерьез. Руководил работами Людвиг Борхардт. К тому времени его предшественниками были уже раскопаны гробница фараона, храм Атона, дворец фараона, почтовые палаты именно там безвестная деревенская женщина обнаружила таблички и еще несколько зданий.

Однако главное открытие суждено было сделать именно Борхардту. Александр Соловьев - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.

Отзывы читателей о книге Самые знаменитые влюбленные, автор: Читайте комментарии и мнения людей о произведении. Были в истории человечества выдающиеся пары, которые вместе стояли у штурвала власти как королева Виктория и принц Альберт , создавали и рушили империи как Антоний и Клеопатра , несли в мир новую веру как Мухаммед и Хадиджа , были новаторами в искусстве как Мстислав Растропович и Галина Вишневская, Джон Леннон и Йоко Оно, Любовь Орлова и Григорий Александров … Все герои этой книги были выдающимися личностями и поодиночке.

И пускай в мире больше кипящей смолы, чем цветущей сирени Я сильнее судьбы — я твои обнимаю колени. Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему. Песнь песней Соломона, 2: