Вечный моряк Александр Матвеев

01.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Вечный моряк Александр Матвеев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Матвеев - капитан дальнего плавания. Художественная литература -- Российская Федерация -- Русская литература -- с сер. Расширенный поиск Профессиональный поиск Заполните необходимые поля: Все поля Автор Заглавие Содержание.

Или введите идентификатор документа: Справка о расширенном поиске. Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Старик-пастух с коровьим стадом Бредёт в минувшие века.

И яблок молодильных зрелость, Как будто вновь в родном селе. В слове, в молитве, в немой тишине. Время приходит и грешник покается, Жизнь проживая в придуманном сне. Но обращается дальнее в близкое, Видим невидимой Вечности след. И отлетает всё мелкое, низкое, Главным становится праведный хлеб. Всё, что казалось так мудро расчисленным, Меркнет, смеркается в капле слезы, Горьким становится, горько-бессмысленным, Как отлетевшее эхо грозы. Но словно эхо ко мне возвращаются Юное время, любовь и грехи.

Вечность в невечном, светясь, отражается И обращается в эти стихи. И кажется порою даже, Всё повторяется опять. Опять со мной дружок мой Мишка, На нашей шлюпке рулевой И Алик пензенский парнишка, С причала машет мне рукой. О, годы славной мореходки, Какой был дружный экипаж! Особый шик морской походки, Наивных юношей кураж. Минувшей жизни персонажи Зовут, зовут в моря опять И кажется порою даже, Что жизнь придется повторять.

Лето нынче, как взбесилось: Там у вас горят леса, Здесь дождями разразилось И разверзлись Небеса. А Природа, как ребёнок, С нею всё порой не так. Жизнь достала до печёнок, В голове сплошной бардак. Но заметил я недавно, Глаз мой все еще остёр: Как ни странно, ни забавно, Но люблю прекрасный пол.

Я не прочь поволочиться За прелестницей, не прочь, Я не прочь повеселиться, Подарить девице ночь. Ты-то как там, друг мой старый, Крутишь кату без конца?

Иль, придя домой усталый, Рухнешь тяжелей свинца?! Ах, прости меня за шутку, Знаю: Я хотел бы на минутку Снять ярмо твоих забот. Знаю твёрдый твой характер, И спортивный твой режим, Выбрал ты морской фарватер, Настоящий ты мужик.

А с Природой мы поспорим И сумеем устоять. Мы и в радости, и в горе Будем курс морской держать. Времени соль Сдвинуты даты. Стёрты границы, Горькая радость.

Небо седое времени вестник. Правда неправда, ложь не обман. Юноша странный, в море влюблённый, Смотрит с надеждою в бурную даль. Близко-далёкий, сладко солёный Остров туманный радость печаль.

Правда былого давний обман. Чайки морские вечные птицы, Светлое солнце. В безумном мире, мире бранном Спешим куда-то по утру Рвануть бы к чёрту на кулички, Туда, где ветер и простор. Горбушка, сало, соль да спички, И в сердце молодой задор.

Ворона каркнула раз сорок, Почти зашёл за разум ум. Лениво тявкнула собака, Сосед ругнулся на жену. Бродяг бессмысленная драка Забила болью тишину.

И непривычное в привычном, В тиши заоблачной живёт. Вот в небе ярко необычном Бумажный змей, как сон, плывёт. Бежит мальчишечья ватага Бушует юности задор, И юности сестра отвага, И слово светлое, и взор. Окно от света засверкало, И песню света ловит слух. Как в этой жизни нужно мало, Чтоб жизнь иной предстала вдруг! Гулял и пил, творил без лени И оказалось вдруг ты гений. Отец Уранового века Прообраз нео-человека.

Крестил и вынянчил ты многих Чертей рогатых и безрогих, - Иных уж нету под Луной Друзья уходят в мир иной , А ты обласканный, гонимый, Романтик, ох!

Куда несут тебя ветрила? Судьба давно тебя простила, А за грехи и не грехи Ответили твои стихи. Строка приходит за строкой, Перекликаясь с высотой. Ты покорил Урановек, Поэт и вечный человек. Я старую жизнь повторяю, Я жизнь повторяю свою. И жизни ушедшей детали Мне ближе теперь и родней, Мечтания взрослыми стали, А чувства острей и нежней. Сны старые, новые грёзы, И новая жизнь впереди. И буйные вешние грозы, И звёзд молодые дожди.

И старая песня прольётся, И новая песня придёт. Звезда надо мной улыбнётся, Встречая зарю и восход. Дали туманные, Ветры желанные. Помыслы нежные, Море безбрежное. Море просторное, Счастье притворное. Зори высокие, Реки глубокие, Птицы залётные, Сказки дремотные.

Жизнь бесконечная, Светлая, вечная. В сердце живущие Встречи грядущие. Ночи кромешные, Мысли безгрешные Не отрекаемся, Тем и спасаемся! И сила, и радость служенья, Ума и души просветленье. То веянье Духа Святого, То Божье громовое слово. И с Богом Святым единенье, И сила и святость прозренья. Нам Небо Судьба открывает, Но избранных Бог призывает. Когда я слышу перезвон, Высокий зов колоколов, Душой кладу земной поклон, В душе сиянье куполов.

В душе небесная лазурь, И солнца незакатный свет. Как будто нет житейских бурь, И зла, как будто, тоже нет. Христовой веры купола, Ликует, празднует душа. Звонят, поют колокола, Внимаю зову, не дыша. От этих слов заветных вновь В душе и радость, и простор.

И с детства к ближнему любовь, И детство в сердце до сих пор Звонят-поют колокола, Небесной радости оркестр. Блестят на солнце купола, Сияет вечной веры Крест. Я руку жму твою, дружище, Твой сын нахимовец-кадет, Как ты, морское счастье ищет, Как ты, романтик с юных лет.

Гордишься сыном, друг мой верный, В делах ты полный адмирал. В садах, обосновавшись прочно, Царят мороз и снегопад. В зелёных платьях сиротливо Дрожат деревья на ветру. А вот калина не застыла, Видать, зима ей по нутру. Срываю гроздь калины сочной, Во рту горчит холодный сок!

И пусть зима пришла досрочно, А для калины самый срок. Но в чем вина зелёной вишни? Куда ей деть свою листву? Лист не отпавший вечно лишний, Дрожит на ледяном ветру.

Вот так и я, как лист ненужный, Всё жду, когда меня сорвут. И одинок, и безоружный, А за садами листья жгут. Но снег досрочный вдруг растаял, И отступила вмиг зима. Пусть далеко еще до мая, Но свет придет и сгинет тьма. Возможно это наша старость Угрюмо дышит за спиной. Душа ещё полна желаний, И светом в сердце дышит кровь. И я, рассвет встречая ранний, К закату жду свою любовь. Но нет былого безрассудства, И нет порывистой мечты. И где-то прежние безумства, Где не понять, кто я, кто ты?

Теперь в покое ищем радость, Вдвоём стараемся молчать. С Небес снисходит в души благость, Чтоб всех врагов могли прощать. И нам не надо объяснений, Что век не тот и год не тот. Теперь я верю без сомнений, Что этот мир любовь спасёт. Соседей незнакомых лица, Деревьев пыльных чахлый ряд. Мак-Дональдс, гамбургер и пицца, В душе моей дырой сквозят. Созвездий вещих притяженье, - В дыре запрятанный магнит. То вознесенье, то паденье Нам небо звёздное сулит. Я это полюбил не вдруг.

Мой город враг кому-то страшный, А мне он самый страшный друг! Здесь Россия живет по старинке, И не прячет свой истинный лик. Стариков и старух наших лица Поражают своею Судьбой, В них смирение тихо струится, И надежда в них спорит с мольбой. Журавли, улетая, курлычут, Чья-то лодка скользит в ивняках. Вид российской глубинки привычен, Здесь былины живут в родниках.

Кто ж поднимет нас, сирых, убогих, Тех, кто к жизни суровой привык? Я моряк, видел мир, но, ей - Богу, Славословить не может язык. Я родился в глухой деревеньке, Помню счастье и мир нищеты. Где найдется оратай былинный, Кто поднимет глубинку-страну? Не погиб в океанах-глубинах, А в глубинке вот-вот утону. Людей унылых нищета, За рубль готовых жизнь отдать. И запустенья неуют, И лиц смиренная печаль Вот-вот и эту жизнь пропьют, И пропивать её не жаль.

Глаза застенчивых детей, Как светлячки в глуши горят. И чередой слепых смертей Кресты досрочные стоят. И все слова, одни слова, Бездушный пафос лживых слов, А жизнь по-своему права, А жизнь страшнее тяжких снов.

Память часто, многократно Возвращается туда. В раннем детстве непосильный, Непомерно тяжкий труд. Бабы русские двужильны, Стерпят, всё перенесут.

Муж отмучился сердешный, Тридцать лет уже вдова. Жизнь была, как ад кромешный, Поседела голова. Всё снесла, перетерпела, Подняла сирот-детей. Тут и старость подоспела И болезни вместе с ней. Пронеслись лихие ветры, Унеслись твои года.

Доживаешь неприметно, Улыбнёшься иногда Уеду в тихое село, Всмотрюсь в прозрачные озёра. Травы росистой накошу, Росою утренней умоюсь. Обиды недругам прощу, Тогда, возможно, успокоюсь.

В душе рождается тепло, И сердце наполняет радость. Увижу ли ещё село? Но есть оно и это благость. Летит-гремит по морю колесница, А в сердце образ неземной красы. Неровен ход волны на мелководье, Устало дышит сонный океан. Где сон, где явь? Так что же происходит, - Ведь начинался так прекрасно стих? Кошмаром баба в чистых рифмах бродит, Пуста бутылка водки на троих. И вдруг опять стою один у моря, Зарница бьётся в дышащей воде. И три огня в ночном морском просторе, Мигают улетающей звезде.

Но верю в безгрешную дружбу, И в грешную верю любовь. Рвануть бы с тобой на рыбалку, На зорьке ловить окуней. Сплясать у костра под тальянку В кругу наших общих друзей.

За чаркой вести разговоры О наших житейских делах, И пусть огнеликие зори Играют в ночных небесах. Пусть души тоскуют безгрешно, Пусть грешною будет любовь. Шагаю на службу неспешно, Устав от парадности слов. Превратился друг в Иуду, Все случилось как-то вдруг.

Проклинать его не буду, Значит, не был другом друг. И предательства недугом Он страдал уже давно, Называясь верным другом, Мне подкидывал дерьмо. Зла ему не пожелаю, Пусть не тронет гада зло. Слаб душонкой твёрдо знаю. Больше с ним не поругаюсь, Больше с ним не помирюсь. Чашку битую не склеить, Ну, а склеишь пить нельзя. Все ж кому-то буду верить, Ведь живут ещё друзья.

Но предателя-иуду Мне вовеки не забыть! За него молиться буду, Буду с болью в сердце жить. Захватит в плен и не отпустит, И жить мне с песней суждено. Вернёт меня в босое детство, Забросит в море-океан. Спасёт отцовское наследство, Остудит боль душевных ран. И сердце с песней не стареет, И песня, поблуждав вдали, Вдруг страстью жаркою овеет И уведёт за край Земли. Воздушный образ, незабвенный, Как сказка-явь в глазах моих.

Пленённый песней, вечно пленный, Влюблённый в песню, как жених. Миг, и припомнилось, Будто исполнилось Давнее, чудное, Раннее, трудное, И неизвестное, Слово небесное, И неземные цветы. Тихое, вечное, Светло-беспечное Словом неслышимым, Светом невидимым Сердце пропавшее, Душу уставшую, Вздыбит и в юность вернёт. Нежною песнею, Свежестью летнею, Речкой прохладною, Ночкой отрадною Тихо, заманчиво, Пусть и обманчиво В новую даль позовёт.

И снова сам с собою в споре: Что выше, разум или страсть? Грехи мои, как звёзды в море, Да чтоб им к чёрту запропасть. Но отдаюсь Небесной воле, В морях со мной мои грехи. И, может быть, Господь позволит Сложить безгрешные стихи.

И душу объяла унылость, Вцепилась в неё, хоть убей! Но небо, как будто, светлеет, Светлеет от мыслей чело. И радость высокая зреет, Мне в жизни большой повезло. Мне детства наследство досталось: Лесок, за дорогой река.

Как вспомню, уходит усталость, Уходят печаль и тоска. Моё босоногое детство, Меня выручало не раз, И в сердце моём с малолетства И светлая Пасха, и Спас Слышит шёпот растущих цветов, Журавлей улетающих клики, Слышит эхо несбывшихся снов, Прозревает небесные лики. Жизни прошлой мгновенья-штрихи, И грядущего чудо-виденья, Обращаются в строчки-стихи, Обращаются в рифмы-мгновенья. Пусть порою нахлынет тоска, Но и радость придёт в одночасье. И стихов бесконечна река, И другого не надобно счастья.

И вечные звёзды и звездный простор, И в небе цветущие маки. И спутник предгорья волнистый ковыль, И в воздухе запах полыни. Здесь стали едиными небыль и быль, Здесь бродят легенды поныне.

Вот профиль Поэта вонзился в утёс, Как будто бы Неба знаменье. Смешенье мечтаний и сбывшихся грёз, Времён и событий смешенье. Тропинка к могиле Поэта ведёт, И тихое море под нами. И верится Дух его светлый живёт, И бродит у моря ночами.

Пусть тело обнимет загробная стынь, Но жизнь бесконечна земная. Иначе о чём так вздыхает полынь? Зачем эти маки средь мая? Я ловлю в мгновенья эти, Как свивается покров Со всего, что в формах, в цвете, Со всего, что в звуке слов Отары призрачных овец Как тени бродят в складках гор. Бредёт задумчивый певец И к небу обращает взор. Брожу и я в седых горах, Руками трогаю полынь. С укором смотрит Кара-Даг, И отступает в море синь.

Время свергается в вечном паденье, С временем падаю в пропасти я. Сорваны цепи, оборваны звенья Смерть и Рожденье вся нить бытия. Крикливы, как прежде, нахальные птицы, Как прежде, вокруг безразличные люди. Как прежде, лишь изредка вспыхнут зарницы, Но прежнего в жизни вовеки не будет. В кольце бесконечных повторов-падений Всё новые тени, великие Тени. И соткана Вечность из звеньев-мгновений, И кто-то другой на свирели играет, И новый певец на Земле появился, Но Вечность Рожденье и Смерть поглощает, И тех, кто ушёл, и ещё не родился.

III Быть заключённым в темноте мгновенья, Мчаться в потоке струящихся дней. В прошлом разомкнуты древние звенья, В будущем смутные лики теней.

А звёзды всё так же игриво-беспечны, А горы всё те же, как встарь, безучастны. И дали морские почти бесконечны, И лица счастливых, как прежде, несчастны. И Вечность досрочно иных поглотила, Но в Вечности память земная осталась. Скрипят половицы и гнутся стропила, Кому здесь любилось, кому здесь страдалось?

Безвозвратно и вечно паденье, Остались мгновений незримые строчки. И я в Коктебеле, где вечность мгновенье, Вся жизнь остальная незримые точки Хотя, возможно, слышат духи, Хотя, возможно, видят боги, Что мы в словах своих убогих Всего лишь миримся с судьбой, Судьбой, сравнимой со звездой.

На Небесах, в тени звезды, Душа познает вечный свет. Мать Божья даст ему воды А на Земле другой поэт Нарвёт в глухих лугах букет И вот в душе стихотворенье, И проблеск жизни неземной. А было, было всё обычно, Откуда грянула гроза? Откуда этот голос зычный, Что сокрушает Небеса? Но тишина, как сон нагрянет, И поглотит житейский гром.

Весна среди зимы настанет, Любовь ворвётся сказкой в дом. Внезапно вспыхнет вдохновенье И рифмы сами станут в ряд. И в сердце миросотворенье, И тёмный ад и райский сад. И огонёк дрожит в ночном просторе Среди других неведомых светил, И я один, как огонёк тот в море, На берегу, где сам себя забыл. Меня ты всегда привлекаешь Всесильной любовью, безудержной страстью. Меня ты тревожишь, меня покоряешь, С тобою моё безграничное счастье.

Извечно ты юно, извечно любимо, С тобою сравнимы великие горы. Ты ни с чем никогда несравнимо, Одно ты такое, великое море. Меняешь ты, море, свой цвет постоянно, Вчера голубое, сегодня седое. Влечёшь и влечёшь ты меня непрестанно, Тебе поклоняюсь, моё золотое. И красок твоих величава палитра, И в стати твоей благородство природы. К тебе обращаюсь смиренно, с молитвой, Тебе отдаю свои лучшие годы.

Будь вечно таинственной песней, Моим откровеньем в тоске и в печали. Взлетаю, как птица, с тобой в поднебесье, Стою пред тобою один на причале. Тёплым вечером и лунным Не гулять с тобою чинно, Не смеяться беспричинно, Быть мне скучным, быть серьёзным. А когда-то в мире грозном Верный парус ставил в море, Закрывая грудью горе, Звали нас вперёд надежды, Нет, не будет мир как прежде. Я томлюсь во тьме бездонной, Слышу смех в ночи бессонной, Шелест волн и крики чаек, Вечных птиц рассвет встречает.

Может, прежний мир вернулся И во мне, как сон очнулся? Забываю жизни горе, Вижу парус на просторе, Слышу звуки песни вечной, Жизни светлой и беспечной. Этот мир я вижу прежним, Тонким, ласковым и нежным. Снова сердцем на причале, Эта жизнь, как та, в начале И вот настал заветный час, Душа ликует на просторе. Опять душа на сквозняке, Опять серебряные ветры, И рокот моря вдалеке, И звуки танго в стиле ретро. Уносит небо облака, Уносят ночи сны былые.

Со мною море на века, И ветры добрые и злые. Стою на берегу один, Гуляют ветры на просторе. Далёкий близкий Сахалин Открытое, живое море. Стучат в отдаленье копыта, Звенит бесконечная даль. И прошлое нами забыто, И в радости скрыта печаль. И брызги морские, и ветер, И в сердце навек, не на миг, Тот вечер, что тёмен и светел, И море одно на двоих.

И с нами, как прежде, Стожары, И взгляд незнакомой звезды. И мир этот юный и старый, И мы в отраженье воды. Стучат уже близко копыта, И время подвинулось вспять, Грядущее тайной покрыто, И жизнь не дано повторять. В тумане утонет предгорье, Но счастье вернётся на миг, И солнце, и вечное море, И сердце одно на двоих И женщины мои, как розы, Собрать бы всех в один букет!

Любовь, как сказка, как оковы. Княжна, царевна и шахиня, Ты красоты земной богиня. Светла любовь, светла и мука, Ты притяженье, ты разлука. Твой мир Вселенная без края, Но ты со мной, моя земная! Отчего надменный Месяц Улыбнулся мне раз десять? Отчего искрятся звёзды, И печаль уносят грозы? Отчего играет ветер, И любимый образ светел? Оттого, что с нами нежность, А во мне любовь-безбрежность. Может быть, мечты напрасно Обратились в птичью стаю. И щебечут, и резвятся Над резным твоим оконцем И на свет в окне стремятся, Ты для птиц моих, как Солнце.

Прямо к дому подлетают И в окно к тебе стучатся. Не гони, родная, стаю, Дай тобой налюбоваться. Чёрный ворон где-то рядом, Замер, как палач острожный. Провожаю стаю взглядом, В ожидании тревожном. Возвращайтесь в душу, птицы, Сквозь тревоги и ненастье. Будет сказка вечно длиться, Будет радость, будет счастье. Случайные, минувшие, Во сне огнём мелькнувшие. Грехи бывают тяжкие, Тягучие и вязкие. Грехи бывают прошлые, Быльем давно поросшие Сокрытые, забытые, В сырой земле зарытые.

Грехи незамолённые, От слез моих солёные. В душе моей живущие, Ушедшие и ждущие. Как дети несмышлёные, Грехи мои прощённые. Всю жизнь мне с этим маяться Тогда Вам легко мне поверить, Любовь невозможно измерить.

То пекло в суровую стужу, То холод войдет в Вашу душу. То светом вдруг тьма озариться, То зрение тьмою затмится. Любовь это мука и радость, Любовь это горечь и сладость. Любовь это сладость напиться В жару из глубокой криницы. Со мною все это случилось, Любовь у меня приключилась. И счастлив теперь я безмерно, Как будто в любви самый первый.

Любовь это счастье страданий, Любовь это радость признаний, Посланье с небес потаённых В сердца безнадежно влюблённых. Тугая малина, Дубочек поджарый. Малинка, дубочек, Союз необычен. В любви много точек, Но нету кавычек. Пусть счастье обманно, Пусть призрачно лето. И утро туманно В предвестие света.

Влюбилась малина В зелённый дубочек. Кирилл и Марина Влюбилась без точек Дубок и малина, Предвестье пожара. Кирилл и Марина, Прекрасная пара. И за окном глухая морось, В душе тяжёлая тоска. Не так давно с тобой мы порознь, А в сердце горечь на века. Вступаю сам с собою в сговор, Своей душе наперекор, Смиряю свой нелегкий норов, Но вижу глаз твоих укор.

Зачем меня не отпускаешь? Зачем тебя со мною нет? Быть может, тоже вспоминаешь, Свиданий давних дивный свет. Надеюсь, сгинет эта морось, И свет любви воскреснет вновь, Ах, как давно с тобой мы порознь, Но как близка твоя любовь!

Ближе, ближе, вот и рядом, Но тебя теряю вновь. Бесконечно наважденье, Запредельна крутизна. Сумасшедшее волненье, Океанская волна. Я любви дыханье слышу, Надо мною Солнца медь. А волна все выше, выше, И волну не одолеть. Воздух пряный, ветер нежный, Приворотный эликсир. Мир любви греховно-грешный Мой и твой влекущий мир. Ах, зачем про любовь эти басни, Если мир стал до срока другим.

Не знакомятся нынче на танцах, И в любви не готовы пропасть. Только в старых забытых романсах Есть романтики юная страсть. Но недавно я словно очнулся, На заре вдруг запел соловей. Луч волшебный от песни взметнулся, Обернулся любимой моей.

Снова зори влюблёно мерцают, И опять соловей нам поёт. И рассветы влюблённых встречают, И любовь меня вечная ждёт. И в сердце радость бесконечность. Но ускоряет время бег, И растворяет время вечность. Неполно счастье без печали. А жизнь по-своему права: И на закате, как в начале. Пришла любовь, придёт печаль, И этот первый снег растает. Мне снега первого не жаль, Но безответность убивает. Но к нам вернётся первый снег, Ведь в повторенье бесконечность.

И бесконечной жизни бег Убьёт навеки безответность. Ветерок прохладой дышит, Ночка нежности полна. Светлячков внизу движенье, Нескончаем хоровод.

Звёзд мерцанье и волненье Наполняет небосвод. Шум и грохот дискотеки Отошёл куда-то вдаль. К нам пришла любовь навеки, Звёзды, нежность и печаль. Я рукой Луны касаюсь, Собираю звёзды в горсть.

Подарю, другим на зависть, С неба сорванную гроздь. Мы стоим с тобой на крыше, Ночка нежности полна. Мы на крыше, мы всех выше, Звёзды с нами и Луна.

Луна алмазами несметными Устлала чистый лыжный след. Зверёк пугливый и неведомый Следы оставил на снегу. И я бегу, бегу над бедами, Лыжне навстречу я бегу.

Пусть в мире бездна неизвестного, Пусть безысходна пустота. Но мы летим, летим над безднами, И нас спасает красота. И чистым эхом отзовётся, И улетит мечте вослед. Танцуем и поём дуэтом, И песня нам не надоест. Сияют радостные лица, Любовь ушедшая со мной. Бывает, сказка вдруг приснится, Бывает, сбудется порой.

Манит призрачной надеждой, Зов неслышимой трубы. Сердце верное, как прежде, Ждёт свершения Судьбы. Что несёт мне день грядущий?

Отчего в душе любовь? Дальний, дальний, но зовущий Чей-то голос слышу вновь. Огонёк вдали мигает, Как земной души маяк. Но душа еще не знает, Что Судьбою послан знак. Локон ласково играет, Тайной дышит на свету. Тайна в воздухе летает, Ловим тайну на лету. Мы друг друга любим тайно, Первый взгляд и первый вздох.

Наша тайна изначально, То восторг, а то подвох. Легкий флирт, полунамеки, Золотой огонь в крови. Взгляд таинственный, глубокий, Но без тайны нет любви. Ещё вчера звенела пустота, И ночью правил призрак непокой. Все поменялось, видно, неспроста, Ушла печаль, рожденная тоской. Сверкнуло небо в золотом пруду, С восходом Солнца отлетел туман, Ушли тревоги, схоронив беду, И позабылся суетный обман.

Вселился в душу сказочный герой, И мне хотелось небо обнимать. Молчишь, любимый, отчуждённо, Отводишь в сторону глаза.

Не удержать берёзе клёна, И солона её слеза. Просить и плакать бесполезно, Не принимает время слёз. Надрез берёзы белоснежной Хранит обиды всех берёз. Любовь словами не расскажешь, Любовь не помнит наших снов. Любовь слезами не привяжешь, Любви не надо слёз и слов. Не расточая лишних слов, Я вам дарю букет цветов. Желаю быть прекрасной даме Ещё прекраснее с цветами! Волков Рисунок на обложке Ю. Ласковые и не очень Для дома, для семьи.

Ах в этой бурной жизни Благодарные сердца Благодатная скала Благословений потоки Ближе Господь к тебе Бог есть любовь Бог любит малых воробьев Бог мой храни меня Бог явился во плоти Боже жизнь возми Боже.

Перевод с балкарского Н. Гребнева 1 Мне легенду старую случилось Услыхать от друга в час, когда В небе Темерес-Кале светилась Эта одинокая звезда.

И до сей поры меня тревожат Те услышанные. Сценарий концертной программы на митинге 9 мая. Здравствуйте зрители, Дедушки, бабушки, гости, родители! А ветеранам особый поклон! Славному празднику день посвящен! Монетки в море Мы монетки кидали в море, Но сюда мы, увы, не вернулись. Мы с тобою любили двое, Но не вместе в любви захлебнулись.

Нашу лодку разбили волны, И любовь потонула в пучине, Мы с тобою любили. Эпитафии дочери Была примером нам всегда, Как человек с душою чистой. И память о тебе жива В сердцах людей и близких. Хочу тебе сказать я тихие стихи. Мать воду родника нам в ведрах приносила. Мои стихи теперь, как та вода, тихи.

Пусть так теперь звучат стихов моих признанья, Как. Когда ты порою скучаешь, И что-то тревожит тебя, Ты вспомни, что в мире есть сердце, Которое любит тебя! Ах, до чего ничтожны все сравненья, Одно я знаю: И мужики тоже плачут, чего тут скрывать! Серые дни, ненавистная мерзкая. Эпитафии отцу На сердце горькая печаль Лежит, омытая слезами. Нам тяжело, нам очень жаль, Что нет тебя, родной наш, с нами. Для маленьких солнышек, ищущих Радость.

Лучшие переводы стихотворений Роберта Бёрнса учащихся 8-х классов Жуков Павел, 8а класс В горах моё сердце, не здесь и не тут В Горной стране, оленя преследуя, В погоне за диким оленем, косулей Моё сердце. Меня вокруг все отвлекает, И все мне чем-нибудь мешают, Я ничего не понимаю Без тебя я так скучаю! Слова уносит ветер, их забудешь О счастье, о любви ты не кричи,.

В Новый год желаю жить вам веселей! И Цветных бумажек с множеством нулей! Песен громких танцев жарких и под елочкой подарков! Пусть будет год удачным и счастливым. Пусть станут явью все твои мечты, и пусть. Рукавишников Иван Сергеевич И. Вторая книга "Читать в грядущем что в былом С собой в могилу ты унёс Страданье, боль, надежду и любовь, И светлый ум, и доброту, и память.

Но ждёт тебя дорога впереди В иную жизнь без боли и страданий Погас твой. И бьётся сердце мамино в груди,. Работа загружена с сайта Typical Writer. С по год училась в Рыбно- Слободской гимназии 1 села Рыбная Слобода.

Чебаева Москва, УДК 08