Волшебник Изумрудного города Александр Волков

04.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Волшебник Изумрудного города Александр Волков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Урфин Джюс и его деревянные солдаты. Каждый герой сказки полон смысла, уникален и неповторим. Добрый и умный Страшила, трогательный Железный Дровосек, храбрый Трусливый лев, маленький преданный песик Тотошка… Волшебство, дружба, острый сюжет — в книге А. Волкова есть все, что так любят дети. В ней наглядно показано, что счастье находится внутри, в сердце, а не где-то там, за горами, у Великого и Ужасного Гудвина.

Однажды домик Эли уносит ураган, который устроила злая волшебница Гингема. Однако девочка не погибает, а оказывается в удивительной стране, откуда ей нужно вернуться домой. По дороге с ней и ее любимым песиком случаются необыкновенные события. У Эли появляются настоящие друзья. Маленькая путешественница возвращается домой. В этом произведении есть нечто особенное, что отличает его от остальных сказок.

Герои мечтают приобрести те душевные качества, которые у них уже есть. В корзинке оставалось ещё немного хлеба. Элли собралась идти к дороге, как вдруг услыхала в лесу стон. Они стали пробираться сквозь чащу. Скоро они увидели среди деревьев какую-то фигуру. Элли подбежала и остановилась с криком изумления.

У надрубленного дерева с высоко поднятым топором в руках стоял человек, целиком сделанный из железа. Голова его, руки и ноги были прикреплены к железному туловищу на шарнирах; на голове вместо шапки была медная воронка, галстук на шее был железный. Человек стоял неподвижно, с широко раскрытыми глазами.

Тотошка с яростным лаем попытался укусить незнакомца за ногу и отскочил с визгом: Но, если меня смазать, я буду как новенький. Ты найдешь масленку в моей хижине на полке. Элли с Тотошкой убежали, а Страшила ходил вокруг Железного Дровосека и с любопытством рассматривал его. Я поссорился с вороной — два! Элли сняла меня с кола — три! А больше со мной ничего не случилось, значит, дальше и считать незачем!

Железный Дровосек так удивился, что даже не смог ничего возразить. В это время Элли принесла масленку. И Элли смазала шею, но она так заржавела, что Страшиле долго пришлось поворачивать голову Дровосека вправо и влево, пока шея не перестала скрипеть…. И Элли стала смазывать суставы рук, а Страшила осторожно поднимал и опускал руки Дровосека, пока они не стали действительно как новенькие.

Тогда Железный Дровосек глубоко вздохнул и бросил топор. Ну, а теперь дайте мне масленку, я смажу себе ноги, и всё будет в порядке. Смазав ноги так, что он мог свободно двигать ими, Железный Дровосек много раз поблагодарил Элли, потому что он был очень вежливым. Вы спасли мне жизнь. Ведь иметь сердце — самое заветное моё желание! Большим счастьем было для Элли и Страшилы найти такого спутника, как Железный Дровосек, сильного и ловкого. Когда Дровосек заметил, что Страшила опирается на корявую, сучковатую дубину, он тотчас срезал с дерева прямую ветку и сделал для товарища удобную крепкую трость.

Скоро путники пришли к месту, где дорога заросла кустарником и стала непроходимой. Но Железный Дровосек заработал своим огромным топором и быстро расчистил путь. Элли шла задумавшись и не заметила, как Страшила свалился в яму. Ему пришлось звать друзей на помощь. Став взрослым, я задумал жениться.

Я полюбил от всего сердца одну хорошенькую девушку, а я тогда был ещё из мяса и костей, как и все люди. Но злая тётка, у которой жила девушка, не хотела расстаться с ней, потому что девушка работала на неё. Тётка пошла к волшебнице Гингеме и пообещала ей набрать целую корзинку самых жирных пиявок, если та расстроит свадьбу…. Она прилетела на Убивающем Домике и — крак! Я пошел к кузнецу, и он сделал мне прекрасную железную ногу.

Гингема снова заколдовала мой топор, и он отрубил мне правую ногу. Я опять пошел к кузнецу. Девушка любила меня по-прежнему и не отказывалась выйти за меня замуж. Однако злая волшебница не успокоилась: Я потерял руки, и кузнец сделал мне железные. Когда топор отрубил мне голову, я подумал, что мне пришел конец.

Но об этом узнал кузнец и сделал мне отличную железную голову. Я продолжал работать, и мы с девушкой по-прежнему любили друг друга…. Она ещё раз заколдовала топор, и он разрубил моё туловище пополам. Но, к счастью, кузнец снова узнал об этом, сделал железное туловище и прикрепил к нему на шарнирах мою голову, руки и ноги.

И мне подумалось, что я, человек без сердца, не имею права любить девушку. Я вернул моей невесте её слово и заявил, что она свободна от своего обещания. Странная девушка почему-то совсем этому не обрадовалась, сказала, что любит меня, как прежде, и будет ждать, когда я одумаюсь.

Что с ней теперь, я не знаю, — ведь я не видел её больше года…. Вода вредна мне во всех видах… Итак, я гордился своим новым, железным телом и уже не боялся заколдованного топора.

Мне страшна была только ржавчина, но я всегда носил с собой маслёнку. Только раз я позабыл её, попал под ливень и так заржавел, что не мог сдвинуться с места, пока вы не спасли меня. Я уверен, что и этот ливень обрушила на меня коварная Гингема… Ах, как это ужасно — стоять целый год в лесу и думать о том, что у тебя нет сердца!

Может быть, она все-таки ждет меня…. Ветви деревьев, сплетаясь вверху, не пропускали солнечных лучей. На дороге, вымощенной желтым кирпичом, была полутьма.

Шли до позднего вечера. Элли очень устала, и Железный Дровосек взял её на руки. Страшила плелся сзади, сгибаясь под тяжестью топора. Наконец остановились на ночлег. Железный Дровосек сделал для Элли уютный шалаш из ветвей. Он и Страшила просидели всю ночь у входа в шалаш, прислушиваясь к дыханию девочки и охраняя её сон.

Новые друзья потихоньку беседовали. Беседа шла Страшиле на пользу. Хотя у него ещё не было мозгов, но он оказался очень способным, хорошо запоминал новые слова и с каждым часом делал всё меньше ошибок в разговоре. Утром снова двинулись в путь. За дорогой здесь, видимо, кто-то ухаживал: Местность выглядела такой мирной и приветливой, жёлтые кирпичи так прогрелись на солнышке, что Элли захотелось пройтись по ним босиком.

Девочка сняла серебряные башмачки, смахнула с них дорожную пыль и спрятала в сумку, бережно завернув в большой лист лопуха.

Элли весело шагала по теплым кирпичам и глядела вперед. Вдруг она заметила на краю дороги высокий столб и на нем доску с надписью:. Элли обрадовалась, забыла обо всём на свете и бросилась вперед. Тотошка побежал за ней с веселым лаем. Железный Дровосек и Страшила, увлеченные всё тем же интересным спором, что лучше — сердце или мозги, не заметили, что Элли убежала, и мирно шли по дороге.

Внезапно они услышали крик девочки и злобный лай Тотошки. Друзья устремились к месту происшествия и успели заметить, как что-то лохматое и темное мелькнуло среди деревьев и скрылось в чаще леса. Посреди дороги сиротливо валялась Эллина сумка, а в ней серебряные башмачки, так неблагоразумно снятые девочкой. Возле дерева лежал бесчувственный Тотошка, из его ноздрей текли струйки крови. Железный Дровосек ничего не говорил: Двое больших, сильных мужчин отпустили маленькую девочку, и её унес Людоед!

Не могли присмотреть за маленькой девочкой! Только чёрненький зверек смело вступился за неё и укусил Людоеда, но тот так хватил его своей огромной ногой, что он, наверное, умрет…. Иначе я умру с горя… — и слёзы покатились по щекам Железного Дровосека. Белка запрыгала по деревьям, друзья поспешили за ней.

Когда они зашли в глубь леса, показалась серая стена. Зaмок Людоеда стоял на холме. Его окружала высокая стена, на которую не вскарабкалась бы и кошка. Перед стеной был ров, наполненный водой. Стащив Элли, Людоед поднял перекидной мост и запер на два засова чугунные ворота.

Прежде у него были бараны, коровы и лошади, и он держал много слуг. В те времена мимо замка в Изумрудный город часто проходили путники, Людоед нападал на них и съедал. Потом Жевуны узнали о Людоеде, и движение по дороге прекратилось.

Людоед принялся опустошать замок: Последние годы Людоед прятался в лесу, ловил неосторожного кролика или зайца и съедал его с кожей и костями. Людоед страшно обрадовался, поймав Элли, и решил устроить себе настоящий пир.

Он притащил девочку в замок, связал и положил на кухонный стол, а сам принялся точить большой нож. А ловко я придумал повесить доску с надписью! Ты думаешь, я действительно исполню твои желания? Как бы не так! Это я нарочно сделал, заманивать таких простаков, как ты! И вот Людоед занёс над девочкой нож. Она в ужасе закрыла глаза.

Однако Людоед опустил руку и зевнул. Устал я точить этот большой нож! После сна и еда приятней. Если даже и вылезу из воды, сейчас же заржавею, а маслёнки нет. Сейчас мы переберемся через ров. Он срубил высокое дерево с развилкой на верхушке, и оно упало на стену замка и прочно легло на ней. Страшила подошел к мосту, но испугался и попятился. Белка не вытерпела и одним махом взбежала по дереву на стену.

Прежде чем он встал, Белка спрыгнула ему на спину, перебежала двор, шмыгнула через решетку окна и принялась грызть веревку, которой была связана Элли. Страшила открыл тяжёлые засовы ворот, опустил подъемный мост, и Железный Дровосек вошёл во двор, свирепо вращая глазами и воинственно размахивая огромным топором. Железный Дровосек вложил остриё топора в щель между дверью и косяком, нажал, и — трах!

Железный Дровосек в спешке так топал ногами по каменным плитам двора, что разбудил Людоеда. Людоед выскочил из спальни, увидел, что девочки нет, и пустился в погоню. Людоед был невысок, но очень толст. Голова его походила на котел, а туловище — на бочку. У него были длинные руки, как у гориллы, а ноги обуты в высокие сапоги с толстыми подошвами. На нём был косматый плащ из звериных шкур. На голову вместо шлема Людоед надел большую медную кастрюлю, ручкой назад, и вооружился огромной дубиной с шишкой на конце, утыканной острыми гвоздями.

Он рычал от злости, и его сапожищи грохотали: Людоед быстро догонял беглецов. Видя, что от погони не убежать, Железный Дровосек прислонил испуганную Элли к дереву и приготовился к бою. Людоед догнал Страшилу, и тот вдруг бросился ему под ноги. Не ожидавший этого Людоед кувырком перелетел через Страшилу. Людоед не успел опомниться, как к нему сзади подскочил Железный Дровосек, поднял огромный острый топор и разрубил Людоеда пополам вместе с кастрюлей.

А это не та самая вещь, которая бывает в мозгах? То есть, я хотел сказать чепуха. Разве может болеть солома? Вот только я боюсь, что моё содержимое вылезет из меня. Элли достала иголку с ниткой и принялась зашивать прорехи. В это время из леса послышался тихий визг. Храбрый маленький пёсик опомнился от бесчувствия, но не хотел оставить сумку своей маленькой хозяйки и призывал на помощь.

Железный Дровосек принёс собачку и сумку с башмачками. Не надо было снимать башмачки. Ведь говорили мне Жевуны, что в них заключена какая-то волшебная сила. Но уж теперь я даже спать в них буду! Элли взяла обессилившего Тотошку на руки, и путники пошли через лес. Вскоре они выбрались к дороге, вымощенной желтым кирпичом, и бодро двинулись к Изумрудному городу. В эту ночь Элли спала в дупле, на мягкой постельке из мха и листьев. Сон её был тревожен: Девочка вскрикивала и просыпалась.

Утром двинулись в путь. Из-за деревьев доносился рёв зверей. Элли вздрагивала от страха, а Тотошка, поджав хвостик, прижимался к ногам Железного Дровосека: Путники шли, тихо разговаривая о вчерашних событиях, и радовались спасению Элли. Дровосек не переставал хвалить находчивость Страшилы. Эта мирная беседа была прервана громовым рычанием, и на дорогу выскочил огромный Лев.

Одним ударом он подбросил Страшилу в воздух; тот полетел кувырком и упал на краю дороги, распластавшись, как тряпка. Лев ударил Железного Дровосека лапой, но когти заскрипели по железу, а Дровосек от толчка сел, и воронка слетела у него с головы. Громадный зверь разинул пасть, чтобы проглотить собачку, но Элли смело выбежала вперед и загородила собой Тотошку.

Я всегда был трусом, но ничего не могу с этим поделать. Недаром я чуть не поломал об него когти. А что это за маленький зверёк, которого ты так любишь? Конечно, все считают меня храбрым: Когда я реву — а я реву очень громко, вы слышали, — звери и люди убегают с моей дороги. Но если бы на меня напал тигр, я бы испугался, честное слово! Хорошо ещё, что никто не знает, какой я трус, — сказал Лев, утирая слёзы пушистым кончиком хвоста. Должно быть, они ещё трусливее тебя, раз бегут от одного твоего рева.

Путешественники двинулись дальше по дороге, и Лев пошел величавым шагом рядом с Элли. Тотошке и этот спутник сначала не понравился. Он помнил, как Лев хотел проглотить его. Но скоро он привык ко Льву, и они сделались большими друзьями. В этот вечер шли долго и остановились ночевать под развесистым деревом.

Железный Дровосек нарубил дров и развёл большой костер, около которого Элли почувствовала себя очень уютно. Она и друзей пригласила разделить это удовольствие, но Страшила решительно отказался, ушел от костра подальше и внимательно следил, чтобы ни одна искорка не попала на его костюм.

Только Тотошка, не боявшийся огня, лежал на коленях у Элли, щурил на костёр свои маленькие блестящие глаза и наслаждался его теплом. Элли по-братски разделила с Тотошкой последний кусок хлеба. Он вернулся оттуда нескоро, улёгся с сытым мурлыканьем поодаль от костра и уставил на пламя свои жёлтые глаза с узкими щёлками зрачков.

Зачем Лев ходил в лесную чащу, никому не было известно. Сам он молчал, а остальные не спрашивали. Страшила тоже пошёл в лес, и ему посчастливилось найти дерево, на котором росли орехи. Он рвал их своими мягкими непослушными пальцами. Орехи выскальзывали у него из рук, и ему приходилось собирать их в траве. В лесу было темно, как в погребе, и только Страшиле, видевшему ночью, как днём, это не причиняло никаких неудобств. Но, когда он набирал полную горсть орехов, они вдруг вываливались у него из рук, и всё приходилось начинать снова.

Всё же Страшила с удовольствием собирал орехи, боясь подходить к костру. Только увидев, что костер начинает угасать, он приблизился к Элли с полной корзиной орехов, и девочка поблагодарила его за труды. Утром Элли позавтракала орехами. Она и Тотошке предложила орехов, но пёсик с презрением отвернул от них нос: Путники снова двинулись к Изумрудному городу.

Этот день принёс им много приключений. Пройдя около часа, они остановились перед оврагом, который тянулся по лесу вправо и влево, насколько хватало глаз. Овраг был широк и глубок. Когда Элли подползла к его краю и заглянула вниз, у неё закружилась голова, и она невольно отпрянула назад. На дне пропасти лежали острые камни, и между ними журчал невидимый ручей. Стены оврага были отвесны. Путники стояли печальные, им казалось, что путешествие к Гудвину окончилось и придётся идти назад. Страшила в недоумении тряс головой, Железный Дровосек схватился за грудь, а Лев огорченно опустил морду.

А уж я не расшибусь, будьте спокойны!.. Он сделал огромный прыжок и благополучно перескочил на другую сторону. Все обрадовались, и Лев, ссадив Страшилу, тотчас прыгнул обратно. Держа Тотошку в одной руке, другой она вцепилась в жёсткую гриву Льва. Элли взлетела на воздух, и ей показалось, что она снова поднимается на Убивающем Домике, но не успела она испугаться, как была уже на твердой земле. Когда Лев отдохнул, путешественники двинулись дальше по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.

Элли догадалась, что овраг появился, вероятно, от землетрясения, уже после того, как провели дорогу к Изумрудному городу. Элли слыхала, что от землетрясений в земле могут образоваться трещины. Правда, отец не рассказывал ей о таких громадных трещинах, но ведь страна Гудвина была совсем особенная, и все в ней было не так, как на всем прочем свете. За оврагом по обеим сторонам дороги потянулся ещё более угрюмый лес, и стало темно.

Из зарослей послышалось глухое сопение и протяжный рёв. Путникам стало жутко, а Тотошка совсем запутался в ногах у Льва, считая теперь, что Лев сильнее Железного Дровосека. Трусливый Лев сообщил спутникам, что в этом лесу живут саблезубые тигры. У них из верхней челюсти торчат клыки, как сабли. Такими клыками эти тигры могут проколоть меня, как котёнка… Я ужасно боюсь саблезубых тигров….

За этими разговорами путники неожиданно подошли к новому оврагу, который оказался шире и глубже первого. Взглянув на него, Лев отказался прыгать: Все стояли в молчании, не зная, что делать. Пусть Дровосек подрубит его так, чтобы оно упало через пропасть, и у нас будет мост. Несколькими мощными ударами топора Железный Дровосек подрубил дерево, потом все путешественники, не исключая Тотошки, упёрлись в ствол кто руками, а кто лапами и лбом.

Дерево загремело и упало вершиной на ту сторону рва. Но едва только путники пошли по стволу, придерживаясь за ветки, как в лесу послышался продолжительный вой, и к оврагу подбежали два свирепых зверя с клыками, торчавшими из пасти, как сверкающие белые сабли. Лев, замыкавший шествие, обернулся к тиграм и испустил такое великолепное рычание, что Элли с перепугу чуть не свалилась в пропасть.

Даже чудовища остановились и глядели на Льва, не понимая, как такой небольшой зверь может так громко реветь. Эта задержка дала возможность путникам перейти овраг, и Лев в три прыжка нагнал их. Саблезубые тигры, видя, что добыча ускользает, вступили на мост. Они шли по дереву, то и дело останавливаясь, негромко, но грозно рыча и блестя белыми клыками.

Вид их был так страшен, что Лев сказал Элли:. Бегите, я постараюсь задержать этих бестий. Жаль, что я не успел получить от Гудвина хоть немного смелости! Однако буду драться, пока не умру. В соломенную голову Страшилы в этот день приходили блестящие мысли. Толкнув Дровосека, он закричал:. Железный Дровосек не заставил себя долго просить. Он наносил своим огромным топором такие отчаянные удары, что в два-три взмаха перерубил верхушки дерева, и ствол с грохотом повалился в пропасть.

Громадные звери полетели вместе с ним и разбились об острые камни на дне оврага. Поживем ещё, а то я совсем было простился с жизнью. Не очень-то приятная штука — попасть на зубы к таким чудовищам! Слышите, как у меня бьется сердце? Друзья торопились покинуть мрачный лес, из которого могли выскочить другие саблезубые тигры.

Но Элли так устала и напугалась, что не могла идти. Лев посадил её и Тотошку к себе на спину, и путники быстро пошли вперед. Как они обрадовались, увидев вскоре, что деревья становятся все реже и тоньше! Солнышко веселыми лучами освещало дорогу, и скоро путники вышли на берег широкой и быстрой реки. Польщённый общим вниманием, Страшила принял важный вид и приложил палец ко лбу. Думал он не очень долго. Дровосек принялся рубить деревья, а сильный Лев стаскивал их к реке. Элли прилегла на траве отдохнуть.

Страшиле, по обыкновению, не сиделось на месте. Он разгуливал по берегу реки и нашел деревья со спелыми плодами. Путники решили устроить здесь ночлег. Элли, поужинав вкусными плодами, заснула под охраной своих верных друзей и во сне видела удивительный Изумрудный город и Великого Волшебника Гудвина.

Утром Железный Дровосек докончил плот, срубил шесты для себя и Страшилы и предложил путникам садиться. Элли с Тотошкой на руках устроилась посредине плота. Трусливый Лев ступил на край, плот накренился, и Элли закричала от страха. Но Железный Дровосек и Страшила поспешили вскочить на другой край, и равновесие восстановилось.

Железный Дровосек и Страшила погнали плот через реку, за которой начиналась чудесная равнина, кое-где покрытая чудесными рощами и вся освещённая солнцем. Здесь быстрое течение подхватило его и понесло по реке, а шесты не доставали дна. Путешественники растерянно смотрели друг на друга. К несчастью, в этом месте оказалась илистая отмель, и шест глубоко воткнулся в неё.

Страшила не успел выпустить шест из рук, а плот несло по течению, и через мгновение Страшила уже висел на шесте посреди реки, без опоры под ногами. Положение Страшилы было отчаянное. А кто же ставит пугала посредине реки? Ох, кажется, я никогда не получу мозгов! Тем временем плот нёсся вниз по течению. Несчастный Страшила остался далеко позади и скрылся за поворотом реки. Вот если бы я получил от Гудвина смелость, мне вода была бы нипочём… Но ничего не поделаешь, надо же добраться до берега.

Я поплыву, а вы держитесь за мой хвост! Лев плыл, пыхтя от напряжения, а Железный Дровосек крепко держался за кончик его хвоста.

Трудная была работа — тащить плот, но все же Лев медленно продвигался к другому берегу. Скоро Элли убедилась, что шест достаёт дно, и начала помогать Льву. После больших усилий совершенно измученные путники наконец достигли берега — далеко-далеко от того места, где начали переправу.

Путники пошли берегом против течения реки. Долго брели они, повесив головы и заплетаясь ногами в густой траве, и с грустью думали об оставшемся посреди реки товарище. Вдруг Железный Дровосек закричал из всех сил:.

И они увидели Страшилу, мужественно висевшего на шесте посредине широкой и быстрой реки. Страшила издали выглядел таким одиноким, маленьким и печальным, что у путников на глаза навернулись слезы. Железный Дровосек разволновался больше всех. Он бесцельно бегал по берегу, рискнул было зачем-то сунуться в воду, но сейчас же отбежал назад.

Вспомнив, что Страшила и в самом деле никогда не уставал, друзья очень ободрились, и Железный Дровосек снова заорал в свою воронку-рупор:. Железный Дровосек предложил сплести длинную верёвку из древесной коры.

Потом он, Дровосек, полезет в воду и снимет Страшилу, а Лев вытащит их за верёвку. Но Лев насмешливо покачал головой:. Пока путники судили да рядили, издали на них с любопытством поглядывал длинноногий важный Аист. Потом он потихоньку подошел и стал на безопасном расстоянии, поджав правую ногу и прищурив левый глаз. Мы идем в Изумрудный город. Аист был обстоятельной птицей и хотел знать всё до мельчайших подробностей. Элли рассказала, как Страшила оказался посреди реки.

Но левый глаз он закрыл ещё раньше. И вот он стоял с закрытыми глазами на левой ноге и покачивался, а Страшила висел на шесте посреди реки и тоже покачивался от ветра. Путникам надоело ждать, и Железный Дровосек сказал:. Такая трудная задача… Но, пожалуй, я перенёс бы вашего товарища на берег, не будь он такой большой и тяжелый. Даже я его поднимаю! Хорошо бы сначала взвесить вашего друга на весах, но так как это невозможно, то я лечу! Аист взмахнул широкими крыльями и полетел к Страшиле.

Он вцепился ему в плечи крепкими когтями, легко поднял и перенес на берег, где сидела Элли с друзьями. Сейчас я не могу поблагодарить тебя как следует, потому что у меня в голове солома.

Но, побывав у Гудвина, я разыщу тебя, и ты узнаешь, какова благодарность человека с мозгами. Меня ждут жена и дети.

Желаю вам дойти благополучно до Изумрудного города и получить то, за чем идёте! И он вежливо подал каждому путнику свою красную морщинистую лапу, и каждый путник дружески пожал её, а Страшила так тряс, что чуть не оторвал. Аист улетел, а путешественники пошли по берегу. Страшила шел и пел:. И так он перебирал всех, не исключая Тотошки, а потом снова начинал свою нескладную, но веселую и добродушную песенку.

Путники весело шли по лугу, усеянному великолепными белыми и голубыми цветами. Часто попадались красные маки невиданной величины с очень сильным ароматом. Страшила был спасён, ни Людоед, ни овраги, ни саблезубые тигры, ни быстрая река не остановили друзей на пути к Изумрудному городу и они предполагали, что все опасности остались позади.

Но в моем лесу не было таких больших и ярких цветов. Чем дальше шли путники, тем больше становилось в поле маков. Все другие цветы исчезли, заглушенные зарослями мака. И скоро путешественники оказались среди необозримого макового поля. Запах мака усыпляет, но Элли этого не знала и продолжала идти, беспечно вдыхая сладковатый усыпляющий аромат и любуясь огромными красными цветами.

Веки её отяжелели, и ей ужасно захотелось спать. Однако Железный Дровосек не позволил ей прилечь. Они прошли ещё несколько шагов, но Элли не могла больше бороться со сном — шатаясь, она опустилась среди маков, со вздохом закрыла глаза и крепко заснула. У меня тоже слипаются глаза, а собачка уже спит. Тотошка действительно лежал на ковре из маков возле своей маленькой хозяйки. Только на Страшилу и Железного Дровосека не действовал губительный запах цветов, и они были бодры как всегда.

Мы донесём девочку, а если ты заснёшь, нам с тобой не справиться. Ведь ты слишком тяжёл! Лев прыгнул вперед и мигом скрылся из глаз. Железный Дровосек и Страшила скрестили руки и посадили на них Элли. Они сунули Тотошку в руки сонной девочке, и та бессознательно вцепилась в его мягкую шерсть. Страшила и Железный Дровосек шли среди макового поля по широкому примятому следу, оставленному Львом, и им казалось, что полю не будет конца.

Но вот вдали показались деревья и зелёная трава. На краю макового поля они увидели Льва. Аромат цветов победил мощного зверя, и он спал, широко раскинув лапы в последнем усилии достигнуть спасительного луга.

Теперь он заснул навсегда, и, быть может, ему снится, что он наконец получил смелость…. Но идём, надо спасать Элли. Они вынесли спящую девочку на зеленую лужайку у реки, подальше от смертоносного макового поля, положили на траву и сели рядом, дожидаясь, когда свежий воздух разбудит Элли. Пока друзья сидели и смотрели по сторонам, невдалеке заколыхалась трава, и на лужайку выскочил жёлтый дикий кот. Оскалив острые зубы и прижав уши к голове, он гнался за добычей. Железный Дровосек вскочил и увидел бегущую серую полевую мышь.

Кот занёс над ней когтистую лапу, и мышка, отчаянно пискнув, закрыла глаза, но Железный Дровосек сжалился над беззащитным созданием и отрубил голову дикому коту.

Мышка открыла глаза и увидела, что враг мертв. Она сказала Железному Дровосеку:. Да знаете ли вы, что я — Рамина, королева полевых мышей? В этот момент несколько мышей, запыхавшись, выскочили на полянку и со всех ног бросились к королеве. Но кто убил злого кота? Вы должны служить ему и исполнять его желания, — важно сказала Рамина. Но в этот момент они во главе с самой королевой пустились врассыпную. Дело в том, что Тотошка, открыв глаза и увидев вокруг себя мышей, издал восхищённый вопль и ринулся в середину стаи.

Он ещё в Канзасе славился как великий охотник на мышей, и ни один кот не мог сравниться с ним в ловкости. Но Железный Дровосек схватил пёсика и закричал мышам:. Мыши собрались снова, и Тотошка, после бесполезных попыток вырваться из железных рук Дровосека, утихомирился. Чтобы пёсик больше не пугал мышей, его пришлось привязать к колышку, вбитому в землю. Королева Рамина отдала приказ придворным, и они с таким усердием кинулись по всем направлениям, что только лапки замелькали.

Железный Дровосек принялся за дело и работал с таким рвением, что, когда появились первые мыши с длинными нитками в зубах, крепкая тележка с колесами из цельных деревянных обрубков была готова. Мыши сбегались отовсюду; их было многие тысячи, всех величин и возрастов: Одна дряхлая старушка мышь приплелась на полянку с большим трудом и, поклонившись королеве, тотчас свалилась лапками вверх.

Две внучки уложили бабушку на лист лопуха и усердно махали над ней травинками, чтобы ветерок привёл её в чувство. Трудно было запрячь в телегу такое множество мышей: Притом Дровосек и Страшила торопились, боясь, что Лев умрет в маковом поле, и нитки путались у них в руках. Да ещё некоторые молодые шаловливые мышки перебегали с места на место и запутывали упряжку.

Наконец каждая нитка была одним концом привязана к телеге, другим — к мышиному хвосту, и порядок установился. В это время проснулась Элли и с удивлением смотрела на странную картину. Страшила в немногих словах рассказал ей о том, что случилось, и обратился к королеве-мыши:. Нелегко было двум друзьям взвалить тяжелого Льва на телегу. Но они все же подняли его, и мыши с помощью Страшилы и Железного Дровосека быстро вывезли телегу с макового поля.

Лев был привезён на полянку, где сидела Элли под охраной Тотошки. Девочка сердечно благодарила мышей за спасение верного друга, которого успела сильно полюбить. Мыши перегрызли нитки, привязанные к их хвостам, и поспешили к своим домам. Королева-мышь подала девочке крошечный серебряный свисточек. Но в это время Тотошка сорвался с привязи, и Рамине пришлось спасаться в густой траве с поспешностью, совсем неприличной для королевы.

Путники терпеливо ждали, когда проснётся Трусливый Лев; он слишком долго дышал отравленным воздухом макового поля. Но Лев был крепок и силён, и коварные маки не смогли убить его. Он открыл глаза, несколько раз широко зевнул и попробовал потянуться, но перекладины телеги помешали ему. Я изо всех сил бежал по маковому полю, но с каждым шагом лапы мои становились все тяжелее, усталость свалила меня, и дальше я ничего не помню. Я всегда считал себя очень большим и сильным.

И вот цветы, такие ничтожные по сравнению со мной, чуть не убили меня, а жалкие, маленькие существа, мыши, на которых я всегда смотрел с презрением, спасли меня! А все это потому, что их много, они действуют дружно и становятся сильнее меня, Льва, царя зверей! Но что мы будем делать, друзья мои? Когда Лев оправился, компания весело двинулась в путь.

По мягкой зеленой траве они вышли к дороге, вымощенной жёлтым кирпичом и обрадовались ей, как милому старому другу. Скоро по сторонам дороги появились красивые изгороди, за ними стояли фермерские домики, а на полях работали мужчины и женщины. Изгороди и дома были выкрашены в красивый ярко-зелёный цвет, и люди носили зелёную одежду.

Жители Изумрудной страны ростом были не выше Жевунов. На головах у них были такие же широкополые шляпы с острым верхом, но без серебряных бубенчиков.

Казалось, они были неприветливы: На самом деле они просто боялись большого грозного Льва и маленького Тотошки. И Тотошка отощал совсем… Что ты, бедненький, ешь?

Он совсем не хотел признаться, что каждую ночь сопровождал Льва на охоту и питался остатками его добычи. Завидев домик, на крыльце которого стояла хозяйка, казавшаяся приветливее других жительниц селения, Элли решила попроситься на ночлег.

Оставив приятелей за забором, она смело подошла к крыльцу. Компания вошла в дом, удивив и перепугав детей и хозяина дома. Когда прошел всеобщий испуг, хозяин спросил:. Я много раз бывал в Изумрудном городе, это удивительное и прекрасное место, но мне никогда не удавалось увидеть Великого Гудвина, и я знаю, что его никто никогда не видел…. И день, и ночь он сидит в большом тронном зале своего дворца, и даже те, кто ему прислуживает, не видят его лица. Иногда он появляется в виде птицы или леопарда, а то вдруг оборотится кротом.

Иные видели его в образе рыбы или мухи и во всяком другом виде, какой ему заблагорассудится принять. Но каков его настоящий вид — не знает никто из людей. Мозгов у него гораздо больше, чем ему требуется. Они все разложены по кулькам, и в каждом кульке — особый сорт. Конечно, он с удовольствием даст вам порцию. Все три друга, услышав обстоятельные разъяснения хозяина, просияли и с довольными улыбками посматривали один на другого.

Но надо сначала увидеть его самого, а это нелегкая задача. Гудвин не любит показываться, и, очевидно, у него есть на этот счет свои соображения, — добавил хозяин шёпотом и огляделся по сторонам, как бы боясь, что Гудвин вот-вот выскочит из-под кровати или из шкафа.

Ужин был подан, и все сели за стол. Элли ела восхитительную гречневую кашу, и яичницу, и чёрный хлеб; она была очень рада этим кушаньям, напоминавшим ей далекую родину. Льву тоже дали каши, но он съел её с отвращением и сказал, что это кушанье для кроликов, а не для Львов.

Страшила и Дровосек ничего не ели. Тотошка съел свою порцию и попросил ещё. Женщина уложила Элли в постель, и Тотошка устроился рядом со своей маленькой хозяйкой. Лев растянулся у порога комнаты и сторожил, чтобы никто не вошел. Железный Дровосек и Страшила простояли всю ночь в уголке, изредка разговаривая шепотом. По мере того как они шли, сияние становилось ярче и ярче, но только после полудня путники подошли к высокой городской стене, сложенной из кирпича.

Перед ними были большие ворота, окрашенные огромными изумрудами, сверкавшими так ярко, что они ослепляли даже нарисованные глаза Страшилы. У этих ворот кончалась дорога, вымощенная жёлтым кирпичом, которая много дней вела их и наконец привела к долгожданной цели. У ворот висел колокол, а рядом, над калиткой, другой, поменьше. Элли трижды дёрнула за веревку большого колокола, и он ответил глубоким серебристым звоном.

Ворота открылись, и путники вошли в сводчатую комнату, на стенах которой блестело множество изумрудов. Путников встретил маленький человек, с головы до ног одетый в зелёное; на боку у него висела зелёная сумка. Зелёный человек очень удивился, увидев такую странную компанию, и спросил:. Мы надеемся, что он исполнит наши желания: Однако для тех, кто приходит в город из пустого любопытства, он ужасен.

Я Страж Ворот, Фарамант, и, раз вы пришли, я должен провести вас к Гудвину, только наденьте очки. Даже все жители города носят очки день и ночь.

Таков приказ Мудрого Гудвина. Очки запираются на замочек, чтобы никто не мог снять их. Он открыл зелёную сумку, и там оказалась куча зелёных очков всевозможных размеров. Все путники, не исключая Льва и Тотошки, оказались в очках, которые Страж Ворот закрыл крошечными замочками. Страж ворот тоже надел очки, вывел притихших путников через противоположную дверь, и они оказались на улице Изумрудного города.

Блеск Изумрудного города ослепил путников, хотя глаза их были защищены очками. По бокам улиц возвышались великолепные дома из зелёного мрамора, стены которых были украшены изумрудами. Мостовая была из зеленых мраморных плит, и между ними тоже были вделаны изумруды.

На улицах толпился народ. На странных товарищей Элли жители смотрели с любопытством, но никто из них не заговаривал с девочкой: Жители города были в зелёной одежде, и кожа их отливала смугло-зеленоватым оттенком.

Все было зелёного цвета в Изумрудном городе, и даже солнце светило зелеными лучами. Фарамант провёл путников по зелёным улицам, и они очутились перед большим красивым зданием, расположенным в центре города. Сердце Элли затрепетало от волнения и страха, когда она шла по дворцовому парку, украшенному фонтанами и клумбами: Дворец Гудвина был хорошо защищен от врагов: Когда Фарамант и путники подошли ко рву, мост был поднят.

На стене стоял высокий Солдат, одетый в зелёный мундир. Зелёная борода солдата спускалась ниже колен. Он ужасно гордился своей бородой, и не удивительно: Завистники говорили, что у Солдата не было никаких достоинств, кроме бороды, и что только борода поставила его в то высокое положение, которое он занимал. В руках у Солдата было зеркальце и гребешок. Он смотрелся в зеркальце и расчесывал свою великолепную бороду, и это занятие настолько поглощало его внимание, что он ничего не видел и не слышал.

Обратите на нас внимание! Все приготовились, а Дровосек даже поднес ко рту свою воронку вместо рупора. По знаку Страшилы все заорали что было мочи. Страшила оглушительно колотил по перилам рва своей тростью, а Тотошка звонко лаял. Солдат по-прежнему любовно укладывал в своей бороде волосок к волоску. Он покрепче упёрся на лапах, поднял голову и испустил такой рык, что зазвенели стекла домов, вздрогнули цветы, выплеснулась вода из бассейнов, а любопытные, издали наблюдавшие за странной компанией, врассыпную бросились бежать, заткнув уши.

Спрятав гребешок и зеркальце в карман, Солдат свесился со стены и с удивлением начал рассматривать пришельцев. Лучше скажи, кто это с тобой? Он опустил мост, и путники, попрощавшись с Фарамантом, перешли через мост и очутились во дворце. Их ввели в приемную. Солдат попросил их вытереть ноги о зеленый половичок у входа и усадил в зелёные кресла. Я доложил о вашем приходе. Сначала Гудвин рассердился и не хотел меня слушать. Потом вдруг стал расспрашивать о том, как вы одеты. А когда узнал, что на вас серебряные башмачки, то чрезвычайно заинтересовался этим и сказал, что примет вас всех.

Но каждый день к нему допускается только один проситель — таков его обычай. И так как вы проживёте здесь несколько дней, он приказал отвести вам комнаты, чтобы вы отдохнули от долгого пути. Дин Гиор свистнул в зелёный свисточек, и явилась красивая девушка в зелёном шёлковом платье.

У неё была красивая гладкая зелёная кожа, зелёные глаза и пышные зелёные волосы. Флита так звали девушку низко поклонилась Элли и сказала:. Они прошли по богатым покоям, много раз спускались и поднимались по лестницам, и наконец Элли очутилась в отведенной ей комнате.

Это была самая восхитительная и уютная комнатка в мире, с маленькой кроваткой, с фонтаном посредине, из которого била струйка воды, падавшая в красивый бассейн. Конечно, и здесь все было зелёного цвета. Оставив Элли, девушка развела остальных путешественников по их комнатам. Комнаты были прекрасно обставлены и находились в лучшей части дворца. Впрочем, на Страшилу окружающая роскошь не произвела никакого впечатления.

Очутившись в своей комнате, он стал около двери с самым равнодушным видом и простоял, не сходя с места, до самого утра. Всю ночь он таращил глаза на паучка, который так беззаботно плёл паутину, как будто находился не в прекраснейшем дворце, а в бедной лачужке сапожника. Железный Дровосек хотя и лег в постель, но сделал это по привычке тех времен, когда он был ещё из плоти и крови. Но и он не спал всю ночь, то и дело двигая головой, руками и ногами, чтобы убедится, что они не заржавели.

Лев с удовольствием улёгся бы на заднем дворе, на подстилке из соломы, но ему этого не позволили. Он забрался на кровать, свернулся клубком, как кот, и захрапел на весь дворец. Его громкому храпу вторил тоненький храп Тотошки, который на этот раз решил поместиться вместе со своим могучим другом. В зале рядом с тронным собрались придворные кавалеры и дамы в нарядных костюмах.

Гудвин никогда не выходил к ним и никогда не принимал их у себя. Однако в продолжение многих лет они каждое утро проводили во дворце, пересмеиваясь и сплетничая; они называли это придворной службой и очень гордились ею. Придворные посмотрели на Элли с удивлением и, заметив на ней серебряные башмачки, отвесили ей поклоны до самой земли.

Элли робко вошла и очутилась в удивительном месте. Тронный зал Гудвина был круглый, с высоким сводчатым потолком; и повсюду — на полу, на потолке, на стенах — блестели бесчисленные драгоценные камни. В центре комнаты стоял трон из зеленого мрамора, сияющий изумрудами. И на этом троне лежала огромная Живая Голова, одна голова, без туловища…. Лицо Головы было гладкое и лоснящееся, с полными щеками, с огромным носом, с крупными, плотно сжатыми губами. Голый череп сверкал, как выпуклое зеркало.

Они с непонятным проворством повернулись в орбитах и уставились в потолок. Когда глаза вращались, в тишине зала слышался скрип, и это поразило Элли. Элли заметила, что рот головы не двигается и голос, негромкий и даже приятный, слышится как будто со стороны.

Глаза снова повернулись в орбитах и застыли, глядя в сторону: На неё упал мой домик, раздавил её, и теперь славные Жевуны свободны…. Он съел бы меня, если бы меня не выручили мои верные друзья, Страшила и Железный Дровосек. А потом за нами гнались саблезубые тигры… А потом мы попали в ужасное маковое поле… Ох, это настоящее сонное царство!

Мы со Львом и Тотошкой заснули там. И если бы не Страшила и Железный Дровосек, да ещё мыши, мы спали бы там до тех пор, пока не умерли… Да всего этого хватит рассказывать на целый день.

И теперь я вас прошу: Вы великий мудрец и волшебник, а я беспомощная маленькая девочка…. Если хочешь воспользоваться моим волшебным искусством, чтобы вернуться домой, ты должна сделать то, что я тебе прикажу.

Глаза Головы мигнули много раз подряд. Несмотря на испуг, Элли с интересом следила за глазами и ждала, что они будут делать дальше. Движения глаз совершенно не соответствовали словам Головы и тону её голоса, и девочке казалось, что глаза живут самостоятельной жизнью.

Осталась одна злая волшебница в моей стране, и под её властью изнывают бедные, робкие Мигуны, жители Фиолетовой страны. Нужно им тоже дать свободу…. Можно посадить её в клетку, можно изгнать из Фиолетовой страны, можно… Да, в конце концов, — рассердился Голос, — ты на месте увидишь, что можно сделать! Важно лишь избавить от её владычества Мигунов, а судя по тому, что ты рассказала о себе и своих друзьях, вы сможете и должны это сделать.

Так сказал Гудвин, Великий и Ужасный, и слово его — закон! Помни, что Бастинда — волшебница могущественная и злая, ужасно могущественная и злая, и надо лишить её волшебной силы. Иди и не возвращайся ко мне, пока не выполнишь свою задачу. Все опечалились, но никто не мог утешить Элли.

Она вошла в свою комнату и плакала, пока не уснула. На следующее утро зелёнобородый солдат явился за Страшилой. Страшила вошел в тронный зал и увидел на троне прекрасную Морскую Деву с блестящим рыбьим хвостом. Лицо Девы было неподвижно, как маска, глаза смотрели в одну точку. Дева обмахивалась веером, делая рукой однообразные механические движения.