Юмор в науке, в истории и в жизни Александр Журавлев

01.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Юмор в науке, в истории и в жизни Александр Журавлев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И в каких условиях?! Ведь фермент — это молекула, и вокруг него не то что тут, в ателье, сотня людей — миллионы молекул вокруг него. А он работает и на толчею внимания не обращает.

Толкаются же молекулы, куда там нашим заказчикам. Фермент при этом ничего не путает и четко выполняет свою работу. Да вот возьмем хотя бы того, который из сахара спирт делает. Его, в общем, Зимаза зовут. А чего только с ним ученые не делали! Подсовывали они этому ферменту и корицу, и гвоздику, и шафран, и ваниль, и уксус, и железо. Некачественно работать фермент отказался. Только из сахара — и все тут. Чтобы его хоть чем-нибудь донять, ученые даже на обман пошли. Взяли сахар, сделали из него зеркальное изображение — зеркальный изомер сахара — и его ферменту подсунули.

Это же суметь надо! Сахар в таком положении сам себя узнать не может. Но не тут-то было. Зимаза сразу разобрался, где сахар, а где его зеркальное изображение, и халтурить отказался. Вы думаете, что при такой качественной работе фермент все делает медленно и план не выполняет? Жизнь возможна лишь при преодолении биологических ловушек. Вообще-то, можете дожить до — лет, но это теоретически, если преодолеваете все ловушки, кроме одной, которую преодолеть нельзя.

А заключается она в следующем. Они поступают с пищей, окисляются и поставляют нашему организму необходимую для различных движений энергию. Но вот тут-то и спрятана первая и непреодолимая ловушка. Липиды окисляются настолько активно, что некоторые из них окисляются неорганизованно — свободнорадикальным путем — и образуют в организме перекиси, альдегиды, кетоны, свободные радикалы, т.

Хотим мы этого или не хотим, а эти ядовитые токсичные соединения потихоньку образуются у нас всю жизнь. Не хотите их иметь? Пожалуйста, не ешьте ничего, ибо жиры имеются в любой пище.

Дело в том, что эти ненасыщенные жирные кислоты незаменимы для нашего организма, и мы без них жить не можем, а они не могут не подвергаться частично свободнорадикальному окислению.

Итак, они себе потихоньку образуются как отходы при биологическом окислении — эти альдегиды, кетоны, свободные радикалы, которые сшивают — соединяют — полимеризуют в нашем организме молекулы белков, углеводов, нуклеиновых кислот. Не сразу, а потихоньку, постепенно всю жизнь. Посмотрите и сравните вашу кожу в 16 лет и кожу вашего дедушки в 70 лет. Она же у него почти твердая, неэластичная, так как сшита заполимеризована этими соединениями.

Но многие из нас просто не хотят жить долго и полноценно и всеми силами травят себя, сокращают себе жизнь, ускоряя это самое свободнорадикальное или, как его еще называют, перекисное окисление ненасыщенных липидов. Во-первых, мы любим объедаться вкусными жирными и сладкими продуктами: Любое переедание создает в крови избыток жиров и ускоряет свободнорадикальное окисление СЮ и накопление в организме альдегидов, кетонов, свободных радикалов.

Вот вам и вторая ловушка. Поэтому, если хотите жить долго, кушайте умеренно по научным нормам, ну, например, как делают в больницах. С перееданием — это один пример. Однако есть еще целый ряд соблазнов: Некоторые мамы достают справки для освобождения своих детей от физкультуры.

А наш организм в течение миллионов лет создавался для больших физических нагрузок, для борьбы с волками, медведями, лосями. Чем больше вы сидите или лежите, тем короче будет ваша жизнь. Да потому что энергия жирных кислот идет не на работу, а на образование токсинов. Не стоит говорить о прямом самоотравлении, например о курении.

При курении столько этих свободных радикалов в организме образуется, что даже моча у курильщиков начинает светиться, т. Ну и, конечно, этот самый стресс. Если посмотреть сериалы, так там ЛЮДИ только тем и занимаются, что гадости т. Они забывают, что, принося вред другому, они в это время сами находятся в напряженном — стрессовом — состоянии. На стресс, как на опасность, наш организм реагирует ускоренным окислением липидов, усиленной энергетикой и образованием огромного количества побочных продуктов — свободных радикалов.

Так что, делая гадость другим, люди травят себя, сокращают жизнь себе. Стресс, пожалуй, самый эффективный способ сокращения жизни. Подобных методов медленного самоубийства человечество изобретает все больше и больше и дошло уже до употребления наркотиков. Что же делать нашему бедному организму? Он активно защищается, но каждый метод защиты хорош только на короткий срок. Возьмем самый понятный пример. Организму надо остановить свободнорадикальное окисление, которое мы очень ускорили обжорством, курением и стрессами.

Он поступит весьма разумно: Такая же ловушка и с другим средством защиты организма. Организм в места наибольшего поражения начинает направлять особые защитные вещества, тормозящие свободнорадикальное окисление.

Это так называемые антиокислители, например токоферол — витамин Е, аскорбиновую кислоту, глютатион и др. Сначала все хорошо, СРО тормозится. А антиокислители обладают свойством ускорять рост и размножение клеток. Сначала это тоже хорошо, так как происходит замена пораженных клеток и тканей — пролиферация.

Однако затем процесс не останавливается, и начинают расти опухоли. Сначала они могут быть доброкачественными, вроде полипов или аденом, но скоро превращаются в злокачественные.

Вот вам и ловушка. Защита переходит в поражение, о чем свидетельствует, например, рост заболеваемости раком легких среди курильщиков. А результат наглядно демонстрирует статистика. Средняя продолжительность жизни мужчин в России к году составила всего 59 лет.

А ведь тут тоже ловушки: Если эту энергию, энергию молочных желез или матки, не использовать хотя бы раз в 5—6 лет, то она направляется на увеличение в организме альдегидов, кетонов, свободных радикалов. У современных женщин это проявляется в увеличении случаев рака груди или матки. Так что для многих женщин вопрос — рожать или не рожать трех-четырех детей — аналогичен вопросу — иметь или не иметь опухоль.

Надо не забывать о нормальном, радостном для человека режиме жизни, режиме движения, питания, размножения. Одним из средств борьбы со старением являются пищевые антиокислители. Весь мир теперь следит за тем, чтобы в пище было достаточно токоферола он поступает в организм человека с зеленью и луком , каротина с морковкой , пигментов с ржаным хлебом и черной смородиной , аскорбиновой кислоты с красной смородиной, луком и капустой , соединения кобальта со свеклой.

В общем, хороший русский винегрет или украинский борщ — это лучшие профилактические средства. Ни в коем случае нельзя употреблять в большом количестве в качестве профилактики или пищевых добавок различные синтетические препараты.

Их ведь и продают-то не в магазинах, а в аптеках, т. Наглядно это показано на примере каротинов — их в морковке много. В результате статистических исследований установлено, что у больных с опухолями содержание в организме каротинов понижено.

Естественно, что передовые фирмы сразу начали выделять из моркови, апельсинов и других растений В-каротин и продавать его препараты. И от этого у здоровых людей частота возникновения рака увеличилась. Ведь в препаратах был только один из многих каротинов и в необычно высоких концентрациях, непривычных для нашего организма, да еще поврежденный при выделении.

Так что есть надо не таблетки, а морковку и вообще натуральные продукты, из которых эти препараты извлекают, как это делали наши предки миллионы лет до нас. Американцы и японцы первыми в государственном масштабе поставили проблему увеличения длительности жизни.

Результат — у японцев самая высокая продолжительность жизни в мире. Американцы в большинстве своем бросили курить и имеют в семье, как правило, троих детей. Оказывается, дети, особенно когда их несколько, лучшая защита, отвлечение от стрессов. К тому же дети дают уверенность в обеспечении собственной старости, а тем более похорон, и одно это, оказывается, продлевает жизнь на несколько лет.

Заботиться о том, чтобы ваша жизнь не очень сокращалась, надо. Но если все время думать о продлении своей жизни, то этого одного достаточно, чтобы скончаться преждевременно. Любуясь летними ночами луной, Андрей Михайлович Преданьев каждый раз испытывал одно и то же чувство. Ему казалось, что луна притягивает его, и томное желание взмыть вверх и парить в высоте близ холодного погасшего светила было неодолимо.

Пытливый ум биолога искал научное объяснение этого явления. Чем действует луна — магнитным полем или силой тяготения? Нечто подобное было известно. Ведь говорят же, что прыгают лягушки в пасть змеи под действием змеиного взгляда?! Рано утром Андрей Михайлович был в зоопарке.

Огромный бразильский удав, не мигая, глядел на него своими непрозрачными желто-коричневыми, удивительно напоминавшими ему луну глазами. Андрей Михайлович с ужасом признался себе, что, будь он лягушкой, немедленно бросился бы в пасть этой твари. Дирекция зоопарка дала согласие на совместную работу по изучению физических основ воздействия змей на жертву. Исследователи исходили из того, что, если змея действует магнетически, она, несомненно, сама должна будет притянуться к сильному магниту.

Удава не кормили целый месяц, после чего ему принесли бразильскую древесную лягушку, посаженную в центр огромного мощного магнита и прикрытую стеклянной коробкой, из которой она не могла выпрыгнуть. Удав реагировал только на лягушку и не обратил внимания на магнит.

К магниту он не притянулся, т. Ничем не прикрытую лягушку посадили в центр очень тонкого и легкого магнита и опустили в клетку к удаву.

Оказывается, жертву змея хватала сама. Магнит остался на месте. При прохождении лягушки от пасти до кончика хвоста змеи даже самые точные приборы не обнаружили никаких возмущений и бурь в магнитном поле Земли.

К этому времени с помощью наших ракет было установлено, что магнитного поля нет и у Луны. Удав магнитного поля не имел, а для притяжения его масса была все-таки несколько маловата. Несомненно, что на исследователя он действовал своими исключительно высокими моральными качествами. С годами человек теряет способность действовать решительно.

Груз предвзятостей и предрассудков, которые он громогласно провозглашает знаниями и опытом, делает его очень осторожным. Мало того что он сам ни на что не решается, он при этом и других своей нерешительностью заражает, ссылаясь на авторитеты.

Возьмитесь, например, что-нибудь сделать в биологии. Сейчас же найдется убеленный сединами академик, процитирует десяток уже известных трудов и в конце концов придет к выводу, что основы этого направления следует искать в трудах Павлова, Сеченова, Мечникова, Пирогова, Введенского или Шатерникова.

Это страшно возмущало Василия Пробкина: Э нет, не все! Они не смогли жить в наше время, потому что уже умерли. А наше время — это вторая половина двадцатого века, это атом, это кибернетика, это, наконец, космос. С его расстояниями, ускорениями, безвоздушным пространством и невероятными электрическими и магнитными полями неведомых миров. Электромагнитное поле в космосе!

Этого не могли исследовать классики биологии. Во-первых, в то время вопрос о космосе стоял не так остро. А во-вторых, о каких магнитных и электрических полях могли говорить биологи еще полсотни лет назад?

Уж этого я вам не скажу. Известно, что величина напряженности магнитного поля измеряется в особых единицах — эрстедах — и на поверхности Земли равна в среднем 0,5 эрстеда. Фантазия Пробкина работала невероятно, и он заказал себе магнит, который создавал поле в тысячу раз более сильное, равное эрстед.

Увеличение в тысячу раз — это масштаб, это размах, это наше время. В ходе работы Василий установил, что магнитное поле определенным образом воздействует на живые организмы. Так, дрожжи стали быстрее почковаться, мушки-дрозофилы — быстрее размножаться, а прорастающие корешки конских бобов неизменно поворачивались к южному полюсу магнита, как будто оттуда на них дул теплый южный ветер.

Это было биологическое открытие. Пробкин еле дождался очередной научной конференции. В напечатанных тезисах он с удовлетворением увидел отображение своих мыслей. Тезисы он вручил академику Безвольному. Академик весьма внимательно просмотрел их и глубоко задумался.

Безвольный встал, достал с полки и подал Василию сборник своих трудов, а затем промямлил: Пробкин быстро просмотрел оглавление, выводы и список литературы юношеского труда Безвольного. Первой в этом списке стояла работа Ушинского О. И откуда только этот О. Ушинский брал токи высокого напряжения в году? Каждая, особенно юная личность, считает открытием то, что она узнала впервые.

Для полета в космос надо иметь железное здоровье. Шутка ли — выдержать такие небывалые ускорения! Коллектив юных добровольцев с безупречным здоровьем тренировали параллельно с коллективом отборных молодых мышей. Добровольцы должны были лететь на ракетах, после того как в огромной центрифуге со значительно более высокими ускорениями будут испытаны мыши.

Мышей разбили на несколько групп, каждой из которых давали различную степень физической нагрузки. Говоря проще, их заставляли разное время убегать от воды во вращающемся колесе, на треть опущенном в воду.

Таким образом были получены мыши с различной степенью тренировки и физической закалки. Все юные тренированные мыши сдохли несколько раньше, чем пожилые. Оказывается, очень молодые организмы вообще хуже переносят ускорения, потому что у них нет начальных явлений склероза, при котором уплотняются стенки кровеносных сосудов и повышается кровяное давление. А при таких уплотненных стенках кровеносная система легче переносит нагрузки при сверхускорениях за счет более высокого давления крови, противостоящего действию ускорения.

Дело в том, что, когда силы, действующие при высоких ускорениях, прижимают кровь к стенкам кровеносных сосудов, она кровь может совсем остановиться. Чтобы ее протолкнуть от сердца к другим органам, необходимо это более высокое кровяное давление. Теперь понятно, почему среди космонавтов пока нет юных рекордсменов до 16—18 лет, как, например, в гимнастике.

Гамма- и рентгеновские лучи, в отличие от солнечных, проникают не только через стекло или воду, но даже через бетон и железо. Усвоив это, физики создали для металлургов массу полезных приборов со странным и сложным названием — дефектоскопы. А науку об их применении назвали дефектоскопией. Хороший прибор — дефектоскоп.

Главное, очень он маленький, потому что радиоактивного вещества, излучающего гамма- и рентгеновские лучи, очень мало для него требуется, и лежит оно в небольшом ящичке из свинца.

Подведут такой прибор к здоровенной железной трубе, стене или бетонной болванке, и все сразу видно: Надо бы и там дефектоскоп внедрить, чтобы можно было прибор к тяжелобольному подвести, а не наоборот. Особенно если у больного кости поломаны. Такие приборы не проверишь на человеке. Он для этого является слишком деликатным объектом. Ведь известно, что за неудачные опыты на человеке даже в экономической сфере приходится отвечать в уголовном порядке.

А если уж дело коснется здоровья, греха не оберешься. Отрабатывать все приборы и методики принято на животных. Для этого и создана, кроме медицинских, масса биологических институтов и лабораторий. Техника в наше время развилась настолько, что в большинстве даже биологических институтов ее поставили под надзор квалифицированных физиков, которые специально для этого и идут в биологические институты.

Это необходимо для подтягивания биологии до уровня наиболее преуспевающих точных наук: Вот Николай Неувертов — физик и в то же время сотрудник биологического института — взялся заменить рентген дефектоскопом.

Как известно, для проведения всякой работы необходимо задумать, распланировать, сделать. Физическая мысль заработала прямолинейно и неотвратимо, как арифмометр, однако без учета типа высшей нервной деятельности биологических объектов. Физика опирается на математику, которая требует пропорции.

И пропорция была найдена, хотя и с некоторым ущемлением биологии. Сделать работу оказалось еще труднее. Мышь была слишком мала. В отличие от броневых плит и железобетонных балок, она почти не поглощала лучей тулия, и поэтому разглядеть мышь в свете этих лучей было невозможно. Первая же подопытная крыса, вместо того чтобы покорно сесть в камеру, вцепилась в палец экспериментатора, и тот убедился в правоте биологов, утверждавших, что зубы крыс длиннее, чем зубы собак. Опыт оказался под угрозой срыва.

Моральный дух физика был окончательно сломлен специфическим запахом, исходившим от подопытных животных, которые во время опытов потеряли элементарное понятие о гигиене. Самокритично разобрав положение дел, Неувертов пришел к выводу о необходимости изменить план работы.

Обращение за помощью к биологам было им отвергнуто как наносящее ущерб престижу физиков. Наконец, Николай решил достать скелет человека — это же проще, чище, надежнее и ближе к живому человеку. И за здоровье модели беспокоиться не надо. Срочно были выделены средства, и Коля Неувертов бросился в специализированный магазин-учколлектор. Скелет был немедленно найден, оформлен в отделе снабжения и привезен в лабораторию. Начался период творческого труда и радостных обобщений.

Прямолинейность физики и пропорции математики торжествовали. Просто удивительно было, до чего применимыми к костям человека оказались закономерности поглощения лучей, выведенные ранее для различных материалов. Через год плановая работа была закончена.

В конце декабря заведующий лабораторией подписал пухлый том представленных Неувертовым протоколов и тоненькую, аккуратно напечатанную инструкцию о практическом внедрении метода обследования больных с помощью дефектоскопа. Коля отправил материалы в главк и, удовлетворенный, опустился на стул.

Скелет, неся службу, исправно стоял на месте. Теперь эта деталь была ни к чему. Через стол Коля небрежно пнул скелет ногой. Биологический объект упал со страшным грохотом. Перегнувшись, Коля с ужасом увидел на полу вместо костей куски гипса и связывающие их массивные металлические прутья.

По недостатку опыта и биологического образования Неувертов не уточнил в заявке артикул или ГОСТ требуемого скелета и получил первосортное учебное пособие из гипса и железа. Выяснился недостаток и у тулия. Так что через год от интенсивности его излучения только одна восьмая часть остается. Не нравится все это врачам, и работают они по старинке с рентгеном. Так что, если нет другого выхода, надо идти в тот, который есть.

Биофизика — это необходимость и в то же время будущее. Впрочем, философы всегда утверждали, что будущее — это и есть необходимость.

Биофизика — это древняя наука. Она особенно быстро развилась после того, как В. Ленин в году, подписал Указ о создании в Москве первого в мире Института биофизики и первым его директором утвердил академика П. Теперь ее развитие будет еще более бурным, ибо эта наука должна обеспечить не только защиту жизни в космосе от злых космических лучей, но и создать комфортабельные условия при скоростях, близких к скорости света, при температурах, близких к температуре абсолютного нуля, да еще в безвоздушном пространстве и в условиях невесомости.

Однако излучения остаются, пожалуй, самым опасным врагом жизни в космосе, и проблема защиты от радиоактивных излучений является животрепещущей даже при температуре, близкой к температуре абсолютного нуля. Для того чтобы управляться с радиоактивными источниками, надо знать физику; чтобы изучать, как эти излучения влияют на животных, нужно знать биологию и медицину, и, поскольку при облучении в организме происходят различные химические реакции, тут уж без глубоких знаний химии не обойтись.

Однако известно, что научный сотрудник, как правило, начинает самостоятельно работать через 5—6 лет после окончания института. Если учесть, что в институте или университете он учится тоже 5—6 лет, то срок для созревания научного деятеля получается приличный. А время не ждет. И вот для решения проблемы защиты жизни от радиоактивных излучении в одном институте создали комплексного биофизика — группу из трех человек — химика Белоносова, биолога Адовой и физика Кравича. Распределение обязанностей было таким: Белоносов давал рабочие гипотезы и препараты, Адова проверяла их на животных, а Кравич подводил под эксперимент теоретическую базу.

Работа шла следующим образом: Белоносов, стараясь синтезировать как можно больше препаратов, день и ночь вдыхал недозволенные количества зловредных паров, старательно обходя спасательные требования техники безопасности.

Адова самоотверженно колола мышей, крыс, кошек, кроликов и собак, облучала их дозами в раз большими, чем они могут получить в космосе, и, стараясь извлечь более достоверные данные о защитном действий препаратов на большем количестве животных, в несметном количестве превращала их в трупы. Кравич спокойно сидел в теплом светлом зале, наполненном ровным гудением трансформаторов и слабым попискиванием индикаторных ламп.

Он поворачивал рукоятки управления послушной электронно-вычислительной машины. С теорией дело обстояло сложнее. Биологическая теория билась с электронной техникой по 12 часов в сутки, как равный с равным, и перевеса ни одна из сторон не имела. Тем не менее препарат? Почти половина обреченных животных выживала. Но теоретическую базу под него подвести не удалось. По всем прочим показателям, рассчитанным на электронно-счетной машине, данный препарат был достаточно инертным соединением.

Приходилось прямо на ходу создавать основы для новой теории. Благодарственный приказ состоял из классических выражений. Отдавая дань пережиткам прошлого и для более полного соединения личных интересов с государственными, исследователей премировали.

Самую крупную сумму вручили физику-теоретику Кравичу. Случилось это потому, что в секретариате при перепечатывании приказа порядок авторов перепутали. И правильно, надо сказать, сделали. Ведь теория без солидной экономической поддержки совсем зачахнуть может. Куда делись кванты в живом организме, особенно в организме животных и человека? Ведь не могут они на Земле где-нибудь вот взять и исчезнуть.

Из физики мы уже с седьмого класса знаем, что все на Земле состоит из 4 типов элементарных частиц: Животное электричество открыл еще Гальвани в году. С тех пор потоки электронов, биотоки, и то, что они создают, биопотенциалы, так хорошо изучили, что и в практику внедрили. Теперь вам в любой клинике электрокардиограмму сразу сделают, а если захотите, и электроэнцефалограмму, и еще многое другое, что эти электроны в организме создают, например, рН, РОЭ….

А вот квантов в организме животных до года никто увидеть не мог, хотя все знали, что они есть, просто они должны были быть. Такое положение не устраивало ни мыслителей, ни экспериментаторов. Еще Сванатан Свифт описывал мыслителя, который упорно пытался получить свет из огурца. Размышляя на тему, куда деваются кванты, поглощенные растениями при фотосинтезе, после того как мы эти растения съедим, К.

Из мыслителей особенно удачливым оказался Александр Гурвич. Он мыслил логично и научно, правда, позже оказалось, что не биологично. Он исходил из того, что основа жизни, белки, поглощают ультрафиолетовое УФ излучение при длинах волн , и нанометров нм.

И он смело объявил: Гурвичу, должен быть обратимым. Лучше других клеток делились, почковались дрожжи и клетки корней — проростков лука и других растений.

Гипотеза оказалась столь заманчивой, что определять УФ-митогенетическое излучение субъективным визуальным наблюдением по числу отпочковавшихся дрожжей и скорости роста корней бросились тысячи исследователей.

И тут они разделились на 2 партии. У тех, которые верили в гипотезу, дрожжи под влиянием УФ-облучения почковались быстрее. У тех, кто считал почки объективно, ускорения-почкования не было. В общем, все пришли к выводу, что УФ-излучение надо измерять объективными физическими методами, а это и не получалось: Из экспериментаторов следует упомянуть А. Чехова, который, по описанию А. Но тут в е годы наша промышленность начала выпускать чувствительные приемники — датчики ультрафиолетового и видимого излучения — фотоэлектронные умножители ФЭУ.

Улавливать очень слабые световые потоки ФЭУ мешали его собственные тепловые шумы. Чтобы избавиться от этих тепловых шумов, многочисленные исследователи стали охлаждать ФЭУ, помещая их в сосуды Дюара с жидким азотом, т. Конечно, при такой низкой температуре все тепловые шумы исчезли и перестали мешать измерять внешний свет. И тем не менее строго обнаружить излучение не удалось. Все, в том числе и группа Ю. Владимирова, очень старались замерить ультрафиолетовое излучение, так велик был авторитет А.

В году Ю. А при измерении в видимой области эффекта не наблюдали. Владимиров был и остается ведущим исследователем-экспериментатором, и его результаты оказали большое влияние на других исследователей. Все продолжали искать ультрафиолетовое излучение. Сент-Дьердьи подтвердил выводы Ю. Свою группу для исследования свечения живых организмов в году в составе проф. Он создал группу и предложил подумать, в чем дело? Думали-думали и пришли к следующим выводам:. Нельзя забывать закон Стокса.

Это строго физический закон, который гласит, что если тело поглощает свет в УФ-области, то излучать — хемилюминесцировать — оно будет в более длинноволновой, т. А значит, надо уйти от влияния А. Гурвича и искать излучение в видимой области. Гурвич писал, что излучают белки и не излучают жиры-липиды. А Сент-Дьердьи предлагал искать излучение в жирах, в липидных фазах живых клеток.

Нужно было что-то делать и с установкой. Конечно, охлаждение убирало шумы. ФЭУ находился в сосуде Дюара в жидком азоте. Свет от исследуемого организма или клетки должен был пройти две кварцевые стенки Дюара и слой кипящего жидкого азота.

По пути он и отражался, и рассеивался, и ясно, что слабый световой поток мог и не дойти до ФЭУ. Было принято, как говорят, конструктивное решение. Вместо стеклянного или кварцевого был склеен сосуд из пенопласта. Исключались и 2 кварцевые поверхности, и слой кипящего азота. В году установка была модернизирована.

В году группа Б. Тарусова физическим объективным методом достоверно замерила, обнаружила свечение, биохемилюминесценцию, в видимой области — нм свет от органов печень, мозг живых животных крыс, кроликов и разнообразных жиров и липидов.

Нам прямо указывали, ну как Галилею с его перископом, что свечение может быть только в УФ-области и только от белков и что все про это знают и другого быть не может. Квантовая биофизика животных и человека. На основе изучения этого сверхслабого свечения уже созданы методы диагностики криза отторжения трансплантированного органа, идентификации аллергенов, дифференциальной диагностики ранних этапов воспалительных и злокачественных процессов….

Долго люди боролись с воспалением легких. Много всяких лекарств испробовали, но ни одно из них как следует не помогало. Очень уж хитрый был микроб — пневмококк. Яды ему разные подкидывали — не берет, ловушки — обходит, голод — переносит. Ничем его не возьмешь. А как только человек простудился, так он у этого человека витамины отнимает. Да еще яд токсин из них сделает и в кровь человеку пустит.

Из-за этого человек и заболевает воспалением легких. Посмотрели ученые, как же он все это делает. Оказывается, хватает он витамин и через одно отверстие, специально для этого витамина сделанное, к себе внутрь затягивает. Лекарства же в это отверстие не входят: И живет себе пневмококк за этим замком припеваючи. Внутри пневмококка на витамин сразу набрасывается фермент, и — будьте здоровы! Уж как работают ферменты, мы знаем!

Пораскинули ученые мозгами и кое-что придумали. Стали они искать что-нибудь очень похожее на тот витамин, который так понравился прожорливому пневмококку.

Ну совсем он как витамин, один только атом не такой, и тот посредине сульфамида находится, так что снаружи его и не видно совсем. Тот, ничего не подозревая, сульфамид через дырочку протянул и ферменту подает. Фермент его — хвать — пополам. Глядит, а там, в середине, атом не тот. Раз атом не тот, ничего не выйдет. Фермент дальше работать отказывается и предлагает микробу этого нахала наружу выкинуть.

Микроб, делать нечего, давай его через ту же дырочку выталкивать. И тут-то — стоп! Застревает сульфамид в этой дырочке, ведь его же фермент слегка покалечил. И ни туда, и ни сюда. Так и бегает микроб с сульфамидом в дырочке, как заклепкой во рту. А человек тем временем выздоравливает. Возвращаясь после неудачной рыбалки домой, Петя Рябчиков обнаружил, что к полудню стало очень жарко, и он захотел пить. Очевидно, о том же думала собачонка, стоявшая с высунутым языком у колодца. Стоит и дружелюбно помахивает хвостиком.

Когда же Петя повернулся к колодцу и нагнулся, чтобы достать ведро воды, напиться и собачонку напоить, паршивый пес вцепился ему в ногу и сразу бросился наутек.

Даже стремительный бросок спиннинга запоздал, так поспешно смылась эта дворняжка. Поехав домой, Петя по пути зашел к участковому врачу, чтобы забинтовать ногу, и с ужасом узнал, что он стал опасным для общества человеком. Ему предложили заполнить анкету с подпиской о невыезде, пройти курс уколов по Пастеру в специализированной клинике или привезти туда на исследование голову виновной собаки. Отыскать собачонку Пете не удалось, и он отправился в клинику один. У указанного кабинета сидело человек Вскоре выяснилось, что во всем виновата жаркая сухая погода.

Она стояла 2 недели подряд. А в жаркую погоду, как оказалось, многие животные бесятся и тут же лезут кусаться. Даже не подумаешь, на что они способны. Тут были всякие жертвы: Она села на голову весьма почтенного гражданина, когда тот прогуливался вечером по парку, здорово долбанула его по затылку и улетела вместе со шляпой. Одного укусила соседка, остальных покусали собаки. Страшного ничего не было.

Всего 21 укол предложил в этом случае Луи Пастер. Уклониться от них было нельзя. Санитары забирали уклоняющихся покусанных с работы, да еще и с начальством из-за этого начинались неприятности. Теперь в жаркие летние дни, обходя собак далеко стороной или, наоборот, первым бросаясь на них с длинной палкой, Петя частенько думал об одном: Однако всесильные бюрократы этого не допустили. Георгий Викторович Пробиваев, молодой человек тридцати лет, микробиолог, решил погибнуть, но излечить чуму.

Работоспособности и эрудиции, а также организаторскому таланту этого юноши можно было только позавидовать. Эти качества сочетались с решительностью, смелостью и неограниченной способностью к самопожертвованию. Людям именно такого типа и обязаны наука и человечество прогрессом в практической повседневной жизни за последнюю пару-тройку столетий. Противочумная вакцина была отработана, и автор решил сообщить о ней публично.

Авторитетные комиссии Министерства здравоохранения и Академии наук констатировали действенность нового противочумного средства и рекомендовали его в практику. Общественные организации и печать подняли Георгия Викторовича на щит. Заключительный доклад о вакцине, методе ее изготовления и перспективах применения решено было заслушать на совместном заседании Министерства здравоохранения во главе с министром и Президиума Академии медицинских наук во главе с президентом.

Должен был собраться цвет руководства и медицинской мысли. Чтобы исключить всякие сомнения и неуверенность видавших виды академиков, Георгий Викторович решился на невероятный шаг — заразиться чумой и на себе продемонстрировать силу вакцины. Эта деталь потрясла медицинскую общественность, и к началу заседания налицо были все члены Президиума Академии, хотя раньше некоторых из них не могла вызвать к жизни даже угроза лишения гонорара.

Прочих желающих из-за их несчетного количества пускали строго по спискам. Четкое изложение результатов блестяще проведенных исследований, а главное, цветущий вид подопытного экспериментатора и его личное обаяние произвели неотразимое впечатление.

Заседание было кратким, триумфальным и результативным. Решение — победоносным и категоричным: После доклада все без исключения — от самых скромных работников Министерства до президента и министра — сочли своим первейшим и приятным долгом пожать руку победившему чуму. Около Георгия Викторовича выстроилась очередь, и он занимался этим более часа. Вечером был банкет для избранных. Утром Георгия Викторовича нашли мертвым в его номере гостиницы. В медицинских кругах началась паника. Опасность потерять мыслящий цвет медицины из-за контакта через рукопожатие была вполне реальной.

Чрезвычайно жесткие инструкции, разработанные специально для таких случаев, немедленно вступили в действие.

Взять и изолировать участников совещания и членов их семей на основании имевшегося списка приглашенных не составляло труда. Работники противоэпидемиологической службы выполняли эти инструкции не только, как всегда, пунктуально, но даже с большим моральным удовлетворением, как не попавшие в число избранных на заключительный банкет. Теперь уж исключений не было ни для кого.

Все участники заседания были подвергнуты жесточайшему карантину. Министр и президент были посажены в соседние одиночные камеры, которые именовались палатами. Посещение родственниками или даже знакомыми запрещалось. Они об этом пункте инструкции ничего не знали и потому нарушать его не пытались.

Все необходимые меры были приняты. Но успокоения не наступило. Было установлено, что в 5 часов утра из номера Георгия Викторовича стремительно вышла женщина, села на первое попавшееся такси и уехала в неизвестном направлении. На ноги была поставлена служба безопасности. Никаких дополнительных сведений или примет незнакомки установить не удалось, но тем не менее она была найдена через 3 часа.

Незнакомка рассказала, что, придя в сильное волнение, они с Георгием крепко повздорили, в результате чего она была вынуждена незамедлительно покинуть номер в 5 часов утра.

К тому времени экспертизой с величайшей степенью точности было установлено, что Георгий Викторович умер в 5 часов 10 минут от инфаркта. Вопрос этот интересует сейчас всех. Все хотят летать на ракетах и в то же время опасаются, как бы не вышло неприятности с возможными хозяевами отдаленных уголков Вселенной.

Наиболее пикантные варианты возможных космических скандалов уже описаны в популярных антинаучных романах и повестях. Однако оснований для беспокойства пока нет. Совместная мысль физиков, биологов и математиков уже дала на этот счет весьма четкое заключение: Для ее возникновения требуется целый ряд непременных условий: Математики подсчитали, что вероятность сочетаний всех этих условий на одной планете ничтожна. Хорошо с Землей работать. Она что угодно выдержит.

Вот и используют ее долготерпение и выносливость кто как может. И людям работать безопасно. А вот космос не таков. Его еще как следует не выдрессировали, и поэтому стенки даже в метр толщиной он на себя ставить не позволяет. Лучей в диком космосе не очень много, но защищаться от них надо. Звездолетов со стенкой в метр не построишь.

А построишь — так в центр Земли на таком звездолете влетишь, а с другой стороны уже не вылетишь. Однако на безрыбье и рак рыба. Стал Алексей Борода исследовать, как действует такая неполная защита на животных при излучениях, похожих на космические.

При ускоренных протонах, например. Брал он этих протонов много больше, чем их имеется в космосе, для того чтобы результат был более четким. Черт знает что такое! Поглядел он на эти протоны повнимательнее и все понял.

Так быстро, что даже встречных почти не толкает. Некогда ему, да и скорость не позволяет. А попробуйте его слегка затормозить, как протон тонкой стенкой, окликните погромче твердым голосом и обязательно по фамилии, сотрудник сразу от мысли о возможных неприятностях притормозит, оглянется, и уж тут-то он непременно сшибет парочку прохожих: Если его сразу до конца не остановить, а только притормозить, много может дров и молекул в конце пути наломать — ионизировать.

Оттого и страдают животные сильнее при такой неполной защите. Ведь протон в их теле останавливается и сразу много молекул разрушает. А открыл эту закономерность ученый радиобиолог Брег, он даже кривую нарисовал, по которой эти протоны бегают.

Скажете тоже — общая угроза! Это для водолазов и звездолетчиков? Общего у них не больше, чем у меня с Рокфеллером. Лезут они в разные стороны, и каждый как можно дальше.

Чем дальше они в разные стороны расходятся, тем меньше у них общего. Есть, конечно, у водолазов и звездолетчиков коренное отличие. В воде давление растет с глубиной, а в атмосфере, наоборот, с высотой падает. Водолазы с поверхностью Земли шлангом связаны, а звездолетчики отрываются от Земли полностью и никакого шланга за собой не тащат.

Не сделали им пока такого шланга. Кто глубже ныряет — кашалот или водолаз? Раз в 10 глубже хороших водолазов. И выныривает быстро, без остановок. И не болеет, хоть и дышит легкими, как водолаз. Во всяком случае, в больницах нездорового кашалота еще никто не встречал. Чем глубже ныряют водолазы и кашалот, тем сильнее на них вода давит. Кашалот эту воду в легкие забирает, а когда наверх выныривает, он ее фонтаном из себя выбрасывает. Человек на такое не способен.

Фонтана у него не получается. Чтобы вода в легкие не вошла, подают ему по шлангу под давлением воздух. И дело тут не в философии, а, как показала биохимия, в обмене веществ. Организм человека на две трети состоит из воды. Так вот, почти вся эта вода полностью заменяется новой в течение 30 дней. Так что через 30 дней вы на две трети уже не вы. Половина всех белков, составляющих основу организма, заменяется новыми за счет белков пищи в 90 дней.

Жиры обновляются еще быстрее. Что там еще остается? Да, вот соль держится несколько дольше. Так что через год вы — это совсем не вы. И никто этого не замечает, даже моя родная жена Тоня думает, что это я, когда меня и в помине нет. Только соль осталась, да и та со временем кончается.

Сам из себя вышел. Одна видимость осталась — формой называется. Витамин В делал чудеса. Бараны, в рацион которых его добавляли, росли в 2 раза быстрее и были гораздо жирнее и больше. За разработку теории стимулирующего действия витамина взялась школа академика Захватского. Тонкими биохимическими методами было установлено, что витамин В оказывает непосредственное воздействие на белковый обмен.

Колхозная практика, показавшая резкое увеличение привеса у витаминизированных животных, не оспаривала это научное положение. Академиком Захватским была предложена и его школой разработана детальная схема последовательного включения витамина В в важнейшие соединения печени, селезенки и прочих жизненно важных органов. Поскольку бараны становились жирнее, не были обойдены и вопросы жирового обмена.

Оказалось, что витамин В является необходимым регулятором и жирового обмена от кишечника до подкожного жира. Схема академика Захватского была общепризнана и цитировалась в некоторых учебниках и монографиях. Развитие меченых атомов влило новые силы в бурную деятельность творческого направления.

Меченые соединения имеют все свойства немеченых. Они такого же цвета, запаха, вкуса и веса. Так же растворяются во всех растворителях и так же усваиваются живыми организмами.