Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика Александр Носович

03.07.2014

У нас вы можете скачать книгу Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика Александр Носович в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

И в войне всё было не так однозначно, и оккупация у них в самом деле была, и русских у них есть основания не любить, и лишение прав они обосновывают, и вообще они же маленькие!

Пройдут этап формирования национального государства, перебесятся, возместят былые обиды и станут терпимее и добрее. В результате на базе старого сформировался новый миф: Безжалостно рвать со всем советским, включая и людей. С Россией как правопреемницей СССР не церемониться, перегнуть палку с национализмом при создании новой идеологии не бояться.

Только так и можно вернуться на украденный советской властью европейский путь развития. У многих плохо информированных или живущих в своем собственном мире граждан такое представление о Прибалтике существует до сих пор. У большинства же российского населения никакого представления о тех трех странах не осталось вовсе: Хоть Швеция, хоть Италия, хоть Бельгия, хоть Швейцария.

В реальной Прибалтике сажают за споры по историческим вопросам, за несогласие с позицией властей отключают от эфира телеканалы, а старые советские фильмы, показываемые на Новый год, и песни российских исполнителей считают угрозой политическому строю. Книги похожие на "Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии. Отзывы читателей о книге "Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика", комментарии и мнения людей о произведении. Александр Носович - Задворки Европы.

Почему умирает Прибалтика" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами. Все книги на сайте размещаются его пользователями.

Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Регион, который считался самым продвинутым и успешным в Советском Союзе, теперь превратился в двойную периферию. России до Прибалтики больше нет дела — это не мост, который мог бы соединить пространство между Владивостоком и Лиссабоном, а геополитический буфер. Прибалтика — это задворки Европы, экономический пустырь и глубокая периферия европейской истории и политики.

И такой она стала спустя десятилетия усиленной евроатлантической интеграции. Все вышло не так: Оттуда эмигрировал каждый пятый житель и мечтает уехать абсолютное большинство молодежи.

Уровень зарплат по сравнению с аналогичными показателями в Скандинавии — ниже почти в 5 раз. Жить там незачем, и многие люди уже перестают связывать свое будущее с этими странами. Самая популярная прибалтийская шутка: Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Задворки Европы. Почему умирает Прибалтика" Книги похожие на "Задворки Европы. Лиана Димитрошкина - Хозяйка Дара Страшная сила родовых программ.

Прибалтика — это задворки Европы, экономический пустырь и глубокая периферия европейской истории и политики. И такой она стала спустя десятилетия усиленной евроатлантической интеграции.

Все вышло не так: Оттуда эмигрировал каждый пятый житель и мечтает уехать абсолютное большинство молодежи. Уровень зарплат по сравнению с аналогичными показателями в Скандинавии — ниже почти в 5 раз.

Жить там незачем, и многие люди уже перестают связывать свое будущее с этими странами. Самая популярная прибалтийская шутка: A vid R eaders. Поэтому спустя пару лет после начала "шоковой терапии" важнейшим направлением деятельности латвийских чиновников стал пиар произошедшего, по их утверждениям, в национальной экономике "экономического чуда" и лично "великого и ужасного Гудвина" - то есть "антикризисного менеджера" Валдиса Домбровскиса.

Тогда и появилось ставшее крылатым выражение "история успеха". Распространению истории о беспрецедентно быстрой и очевидной победе Латвии над экономическим кризисом без ложной скромности способствовал и сам премьер-министр. В году Валдис Домбровскис в соавторстве с американским экономистом Андерсом Аслундом опубликовал книгу "Как Латвия преодолела финансовый кризис" - на английском, что характерно, языке и для западной, в первую очередь, аудитории 2. Эта книга - выдающийся пример новейшего прибалтийского мифотворчества.

Игнорируя многочисленные кризисные тенденции на протяжении всего года, Домбровскис называет отправной точкой кризиса банкротство Parex banka в ноябре го под влиянием мирового обвала на рынках, отрицая тем самым какую-либо ответственность латвийского государства за случившуюся в национальной экономике катастрофу. Весь латвийский кризис, по Домбровскису, это банальный boom-bust - результат перегрева экономики от чересчур успешного развития.

Но благодаря жестким, но эффективным мерам правительства успешное развитие восстанавливается, и уже скоро в Латвию вернутся "жирные годы". Об этом свидетельствует, мол, макроэкономическая статистика: При этом в книге латвийского экс-премьера странным образом ничего не говорится об эмиграции: По идее, он ведь не знает, что за пару-тройку лет кризиса из Латвии уехало тысяч человек.

Есть и другие статистические "шалости": Что же до рекордного роста ВВП, то по рекордности этот рост не сопоставим с падением. Споры о том, стала ли латвийская шире - прибалтийская модель выхода из кризиса историей успеха, в годах захватили западных экономистов. Больше всех на ниве ниспровержения мифотворчества Домбровскиса, Грибаускайте и прочих прославился знаменитый американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман, заслуживший звание персонального врага латвийского правительства - в году Кругману даже отказали в участии в Рижском экономическом форуме беспрецедентное для стран Балтии событие: Проблема, однако, в том, что такая модель несет многие годы страданий, и в долгосрочной перспективе мы все мертвы" 3.

О том, что "история успеха" латвийский опыт борьбы с кризисом не может считаться образцом для других стран, пишет и экономический обозреватель британской The Financial Times Мартин Вулф. То, что возможно в условиях маленьких, открытых экономик, практически неосуществимо - в экономическом, политическом и социальном смысле - в условиях крупных и относительно закрытых систем Вероятно, кто-то считает, что Латвия может послужить моделью для маленьких государств.

Но думать, что она может стать примером для всей Европы, это просто безумие", - считает экономист 4. Эту политику сформировали классовые интересы элит, - заявляет с позиций левой экономической мысли обозреватель The Telegraph Эмброуз Эванс-Причард. Эта политика - моральный позор5. А много лет прожившей в Латвии профессор Университета Висконсин Милуоки Джеффри Соммерс назвал все постсоветскую латвийскую историю успеха "антирабочей", отмечая, что здесь "рабочий класс не сопротивлялся, а просто эмигрировал вежливо и спокойно".

Что еще важнее - скептицизм экспертов по ситуации в их странах после кризиса разделяют жители Латвии и других балтийских стран, которые попросту имеют возможность видеть плоды "истории успеха" своими глазами. Опрос был проведен спустя 5 лет после начала политики "затягивания поясов" правительством Домбровскиса. Знаменитые неолиберальные реформы Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер, на которых равнялись прибалтийские лидеры и которые тоже предполагали "шоковую терапию", после первых трудных лет оборачивались взрывом поддержки населением политики правительства.

Народ в конечном счете понимал правильность и эффективность жестких мер, понимал, что просьбы потерпеть и "затянуть пояса" были не напрасными. Поэтому Рейган и Тэтчер через пять лет после прихода к власти превратились в глазах населения в национальных героев своих стран с запредельно высоким рейтингом.

В Латвии спустя пять лет после "шоковой терапии" рейтинг правительства и правящей партии "Единство" был так же низок, как в первые годы правления Домбровскиса.

В соседней Литве, судя по итогам президентских выборов года, Дале Грибаускайте стать литовской Маргарет Тэтчер тоже не удалось партия консерваторов и вовсе проиграла выборы двумя годами ранее - теперь ей остается лишь претендовать на лавры литовской Ангелы Меркель и то незаслуженно. В Прибалтике перевели "Камасутру" -.

Логика приравнивания коммунизма к нацизму и превращение антисоветизма в новую официальную идеологию приводит страны Восточной Европы к необходимости запрета коммунистической символики и уравнивания ее с нацистской.

На данный момент шесть восточно-европейских стран запрещают серп, молот и пятиконечную звезду в Венгрии и Молдавии запрет был снят после постановления Венецианской комиссии Совета Европы, признавшей запрет коммунистических символов противоречащим Европейской конвенции о правах человека. Среди этих стран - Литва, Латвия и Эстония. Та же симптоматичная деталь, что и с уголовным преследованием за "отрицание оккупации": Даже в Латвии, где советскую символику запретили сразу же, в году, в году дополнительно приняли еще один закон, распространяющий этот запрет на развлекательные, праздничные, памятные и спортивные мероприятия.

В Эстонии запрет на использование в публичных мероприятиях серпа, молота, свастики, свастики, красной звезды, государственных гимнов и портретов лидеров СССР и Третьего Рейха был введен в году, в Литве - в м. Понятно, что во всех этих случаях используется эффект перекрестной ассоциации: В сознании все это приравнивается к образам, вызываемым свастикой. Однако на практике выдержать знак равенства между свастикой и советским флагом странам Балтии не удается - нацистская и советская символика вроде бы, по их замыслу, равно преступны, но советская все же преступнее.

Иначе как объяснить, что в Литве после двух лет действия запрещающего закона, использование свастики было разрешено, потому что это "древнелитовский народный символ"? О том, что пятиконечная звезда является одним из древнейших символов в истории человечества, литовские власти почему-то до сих пор не вспомнили. Деревянные "исконно латышские" свастики в той или иной степени похожие по форме на ту, что была выбрана Гитлером на герб Третьего Рейха, в сувенирных лавках у Домского собора пользуются огромной популярностью у туристов - в Европе такого не купишь!

Поэтому в реальности дело идет к приравниванию советской символики к нацистской для внешнего мира и поддержке "из-под полы" символики нацистской для подтверждения кредита доверия от радикально-националистического электората, голоса которого в условиях экономических проблем и эмиграции экономически активного населения становятся все более важны. При этом на практике применение законов о запрете символики оборачивается абсолютным абсурдом, поэтому применяются они в странах Балтии выборочно, на основании ситуативного произвола властей.