Белосток-Москва Эстер Гессен

22.03.2015

У нас вы можете скачать книгу Белосток-Москва Эстер Гессен в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Купить полную легальную версию. Книга распространяется на условиях партнёрской программы. Все авторские права соблюдены. Напишите нам , если Вы не согласны. Родившись в польском Белостоке в году и накануне войны оказавшись в советской Москве, Эстер испытала все — репрессии и ссылки родных, государственный и бытовой антисемитизм, голод, войну. Она помнит оттепель и застой, обещания и разочарования перестройки, помнит жизнь страны.

Но на первом месте для нее стоит жизнь человека с ее горем и радостью, всегда идущими рядом. Книга Эстер Гессен — важный и ценный документ эпохи, которая еще не закончилась. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "Белосток — Москва" Книги похожие на "Белосток — Москва" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Валерий Перевозчиков - Живая жизнь. Штрихи к биографии Владимира Высоцкого. Лаша Отхмезури - Жуков. Портрет на фоне эпохи. Анастас Микоян - Так было. Андрей Громыко - Памятное. Екатерина Мещерская - Жизнь некрасивой женщины. Лора Беленкина - Окнами на Сретенку. Александра Романова - Мемуары последней Императрицы. Ева Берар - Бурная жизнь Ильи Эренбурга.

Борис Ефимов - Десять десятилетий. Дмитрий Ломоносов - Плен. Теодор Вульфович - Обыкновенная биография. Михаил Вострышев - Целиковская. Маша Гессен - Совершенная строгость. Степан Микоян - Мы - дети войны. Михаил Воронецкий - Мгновенье - целая жизнь. Геннадий Матвеев - Пилсудский. Ирина Цывина - Евгений Евстигнеев — народный артист.

Рой Медведев - Ближний круг Сталина. Алексей Будберг - Дневник белогвардейца. Иван Стаднюк - Сердце помнит. Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям.

Все книги автора Эстер Гессен Эстер Гессен. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него - победа над собой. Кто способен читать между строк, может уловить, что важное в своем непосредственном проявлении становится собственной противоположностью. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия.

На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра.

Она годами добивалась согласия отца на получение образования — мой дедушка считал, что для женщины умения читать и писать более чем достаточно. Но в конце концов ей удалось настоять на своем и не только самой окончить гимназию и поступить в университет, но и проложить путь туда трем своим младшим сестрам. Потом, после замужества, мама переехала в Белосток и вплоть до самой войны преподавала польский язык и литературу в частной еврейской гимназии, где обучение велось на идише.

Тут я хочу отметить, что в стотысячном городе, каким был Белосток, евреи составляли около половины населения — здесь были еврейская больница, еврейский детский приют и дом престарелых, целая сеть частных школ-семилеток с преподаванием на идише или на иврите, частные гимназии, в нескольких из которых преподавание велось на польском языке, в одной на идише и в одной на иврите; именно в последней училась я, но об этом ниже.

В Польше с каждым годом ширился и усиливался антисемитизм, но мы в Белостоке знали об этом только из газет и по рассказам приезжих. У нас евреи составляли как бы государство в государстве — у еврейской общины был свой выборный совет, свой бюджет.

Когда в городском парке антисемитские хулиганы попробовали нападать на евреев, еврейские молодые люди организовали отряды самообороны, подкарауливали в кустах и несколько раз так избили нападающих, что у тех пропала охота к подобным подвигам. Евреи вообще составляли совершенно обособленную группу населения, во всяком случае в нашем городе. Скорее всего, так было и в маленьких местечках.

У меня, например, первые знакомые и друзья — неевреи появились только в России, когда, после так называемого освобождения в году Западной Белоруссии и Украины, я, окончив школу, приехала в Москву учиться. И должна сказать, что позднее, во время оголтелой антисемитской кампании, разгоревшейся в СССР в последние годы жизни Сталина и длившейся, хотя и с меньшей интенсивностью, десятилетиями после его смерти я почти с умилением вспоминала антисемитизм в Польше.

Там можно было об этом позорном явлении говорить, писать, протестовать. Здесь за такие разговоры попадали в лагерь, потому что ксенофобия была характерна будто бы только для мира капитализма, а в СССР все народы ха-ха! Я вспоминала, как в году, после еврейского погрома в городке Пшитык, по всей Польше прокатилась волна устроенных евреями забастовок протеста; наша гимназия, в частности, тоже бастовала, за что ее лишили государственной лицензии и мой класс в году сдавал на так называемый малый аттестат зрелости после десяти лет обучения, потом было еще два года лицея не своим преподавателям, а комиссии из Брестского учебного округа, в ведении которого находились все школы и гимназии Белостока.

А поскольку мы все предметы, в том числе физику, химию, математику и т. Мы были, разумеется, ужасно напуганы и взволнованы.